ЛИТВА И РУСЬ В ВКЛ

Уваход



Зараз на сайце

Цяпер 1071 госцяў анлайн
JoomlaWatch Stats 1.2.7 by Matej Koval

Countries

83.6%UNITED STATES UNITED STATES
7.9%BELARUS BELARUS
1.9%RUSSIAN FEDERATION RUSSIAN FEDERATION
1.4%GERMANY GERMANY
1.2%KUWAIT KUWAIT
0.5%LITHUANIA LITHUANIA
0.4%POLAND POLAND

 

 

 

 

Rating All.BY Каталог TUT.BY

 

 

DIR.BY

 

 


 

ЛИТВА И РУСЬ В ВКЛ

В чем ошибаются историки Беларуси?


Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования»

 

Самый запутанный в исторической науке Беларуси вопрос – что считать в ВКЛ «Литвой», а что считать «Русью». Вопрос запутан не только противоречивыми концепциями древних источников и откровенной политизированностью в последние два века, но – что самое главное – отсутствием у беларуских ученых вообще научной методологии относительно определений «Литва» и «Русь».

 

Типичным примером является монография доктора истории (ученая степень присвоена Институтом истории АН Республики Летува) Александра Валерьяновича Белого (1968 г.р.), автора книг «Хроника Белой Руси» (2000 г.) и «Наша страна» (2009 г.). Эта монография называется «Как разграничить Литву и Беларусь?», она была опубликована журналом «Arhe» (№10, 2007) и дайджестом «Деды» (выпуск 2, 2009), для ее написания автор использовал 55 источников.

 

Свою работу А.В. Белый начинает так:

 

«В историографии поныне отсутствуют обобщающие работы, которые исследуют разграничение Литвы и Руси (не в этническом, а в историко-географическом смысле), с точной фиксацией границы и объяснением критериев раздела».

 

Однако поиск критериев раздела в «этническом смысле» и «историко-географическом смысле» (что, собственно, почти то же самое) – не имеет никакой научной ценности без изначального четкого определения, что такое «Литва» и «Русь». Ведь без такого определения непонятно, между чем именно исследователь ищет «критерии раздела». Например, в части своей статьи А.В. Белый изучает различия между нынешней Западной Беларусью и нынешней Восточной Беларусью – что ВНУТРИНАЦИОНАЛЬНЫЕ отличия, которые есть в любой стране. И это не различия между «Литвой» и «Русью», как ошибочно считает автор (в той же Украине различия между Западной и Восточной частями в тысячи раз глубже, но там никто их не находит различиями вне сути одной нации).

 

Автор критикует наших «историков-любителей»:

 

«Сначала вопрос восточной границы Lithuania Propria затронул Е. Охманьский в работе, посвященной эволюции этнической границы Литвы. Позже этот вопрос стал предметом ненаучных спекуляций и мистификаций беларуских историков-любителей (Н. Ермолович, В. Чаропка, П. Урбан и др.). Кроме Охманьского, ряд исследований балто-славянской этнической границы обобщил беларуский исследователь А. Кравцевич».

 

Вот как раз такой подход – и является ненаучной спекуляцией. А.В. Белый не дает никакого научного определения понятиям «Литва» и «Русь» (хотя с определения объектов исследования должна начинаться научная статья даже школьника), и только на третьей странице читатель узнает, что доктор исторических наук под границей между «Литвой» и «Русью» понимает какую-то фантастическую «балто-славянскую этническую границу». Но с какой же стати? Это столь же ненаучно, как проводить сию границу – по нынешней государственной границе между Республикой Летува и Республикой Беларусь.

 

ЧТО ТАКОЕ «РУСЬ» И «ЛИТВА»

 

Вот мои возражения.

 

1. «Литва» - это не синоним балтских племен, а «Русь» - не синоним славянских племен. Те же чехи Праги или ляхи Кракова – славяне, но почему они тогда не «Русь»? Уже этот факт делает такие обобщения спекулятивными.

 

2. «Русью» назывался союз западных балтов и готов, известный под именем «варяги»; это смешение и породило этнос славян. Дальнейшее перемещение названия «Русь» на колонии этих бандитов, захватывавших торговые пути в Европе и русифицировавших местное порабощенное население (балтов, сарматов, финнов), – распространяло в той или иной мере название «Русь» на эти захваченные народы. Но они никогда не были этнически родственными – их «роднит» только варяжское иго и переход на славянский койне. А во всем остальном (антропология, генофонд, традиции и культура, менталитет и прочее) – они остаются прежними и неизменными. Например, беларусы антропологически и генетически неизменны минимум 3500 лет – а славяне появились только 1500 лет назад. Это показывает, что беларусы старше славян на 2000 лет – и славянами не являются, ибо неизменны 3500 лет.

 

3. Ученый смешивает в одну кучу настоящих этнических славян с особой удлиненной антропологией черепа (например, могильники ободритов в Мекленбурге, которые изучал академик В. Седов) – и псевдославян Восточной Европы, которые лишь славяноязычны. Но антропологически и культурно они – исконное западно-балтское население Беларуси и Киева по Днепру, финское население Московии и Восточной Украины, сарматское население Западной Украины и Балкан. Быть славяноязычным – это не значит быть «славянином», но даже славяноязычие не является признаком быть «Русью». Понятия не совпадают в своем значении.

 

4. Этнос славян появился к VI веку на территории Западной Европы между Вислой и Одрой. На территорию Беларуси никакой массовой миграции славян в долитовский период не было: были только славянизированы кривичи на пути «из варяг в греки» (да и то лишь связанные с крепостями варягов, коими были ободриты и готы). Славяне к нам массово мигрировали только с созданием у нас Литвы – и это касается именно Западной Беларуси, которую А.В. Белый относит как раз не к «Руси», хотя туда мигрировало, спасаясь от немецкой экспансии, около двухсот тысяч ободритов, русинов острова Русен, русинов Помезании Святополка и пр. Они стали весомейшей составной в мощи ими создаваемого ВКЛ.

 

5. Понятие «балто-славянская этническая граница» - не имеет никакого научного содержания, это пустышка, спекуляция. 2000 лет назад балты заселяли огромную территорию от «венедской» на Западе и нынешней Латвии на Севере – до Оки на Востоке и Днепра в районе нынешнего Киева. В ходе «великого переселения народов» от балтов отпочковалась мизерная группа племен, которая для выживания спряталась в чащобах лесов. Они сохранили неизменным тот архаичный язык древних балтов (похожий на латынь, как тогда и все индоевропейские языки), но при этом остались туземцами – последними в Европе узнали гончарный круг и строительство кирпичом (чему их научили мы, захватив их в ВКЛ), последними обрели алфавит и приняли христианство. Это – ныне так называемые «восточные балты», под которыми А.В. Белый и подразумевает ненаучно вообще всех балтов.

 

А вот на территории Беларуси проживали этносы западных балтов (гуты-гепиды, позже кривичи, ятвяги, дайновичи), которые как раз участвовали в общеевропейских процессах интеграции. А поскольку славянский язык и был рожден в результате смешения языка западных балтов и языка готов, то западные балты запросто славянизировались – под влиянием более высокой культуры балто-готов (славян). И в итоге все западные балты в той или иной степени растворились в славяноязычной среде – их языки сегодня считают «славянскими». Что, с научной точки зрения, неверно, так как нет ни одного языка, который бы наука называла сегодня «западнобалтским»: то есть, нет ни ясной границы в этих понятиях, ни вообще исследований на эту тему. Ее сегодня только открывают ученые.

 

6. Само слово «Литва», как и слово «Русь», имеет происхождение из Центральной Европы. Оба термина, судя по всему, были изначально тотемами волка и рыси, в дальнейшем означали военное сословие, служившее в качестве наемников равно у разных правителей. По одной из вполне убедительных версий Здислава Ситько, слово «Литва» появилось у вильцев, бывших на службе у кельтов Франции с VIII века и носивших тотемно шкуры волков; у кельтов волк назывался «лут», «луп», «лют» (отсюда Лувр – «логово волчицы»). Служившие кельтам вильцы (их численность в источниках приводится до 100 тысяч, что, конечно, завышено) и стали именоваться «Лютвой».

 

Далее понятие «Лютва» переносится на земли вильцев в Поморье; польский историк Ежи Довят сообщает: «Богуслав I, князь Западного Поморья, титуловался princeps Liuticorum», он же имел своей печатью «Погоню». К 1219 году колония лютвинов уходит от немецкой экспансии на земли Новогрудка, где впервые на территории экс-СССР появляется документально оформленный термин «Литва»: в Договоре 1219 года между Галицкой Русью и Литвой Новогрудка, подписанный литовскими князьями Булевичами и Рускевичами (обращаю внимание – задолго до Миндовга).

 

Таким образом, наши первые ЛИТОВСКИЕ князья – это Булевичи и Рускевичи, чье происхождение из Поморья первым проследил Н. Ермолович.  Которого А.В. Белый называет «автором научных спекуляций и мистификаций».

 

7. ВКЛ было создано мигрантами к нам с Полабья, Поморья и Порусья – и именно их военная и цивилизационная сила смогла противостоять вначале Киеву, а потом татарам – создав огромное государство «от моря до моря». Видеть в лице этой силы наши местные племена ятвягов и кривичей – или тем более видеть в них туземцев жемойтов, тогда живших в землянках, носивших шкуры зверей и воевавших каменными топорами (что факт!) – это действительно заниматься ненаучными спекуляциями. Приписывать фантастические возможности племенам, которые ничем себя до 1220-х не проявили.

 

Эти мигранты из Европы – и есть истинная ЛИТВА. Ибо они и их потомки и создали ВКЛ в его границах. Однако в концепциях А.В. Белого вообще нет никакого упоминания про эту огромнейшую к нам миграцию князей и их дружин из Полабья, Поморья и Порусья-Пруссии (из последней к нам шла миграция главным образом из русинско-славянской Помезании Святополка (ее второе название – Русь-Рейсен) и западнобалтской Погезании Миндовга).

 

Любопытно, что, судя по всему, автор монографии «Как разграничить Литву и Беларусь?» вообще ничего не слышал о существовании возле наших ЗАПАДНЫХ границ – Руси князя Святополка в Помезании. Она в «Прусской хронике» Петра Дусбургского именуется именно «Русью» («В земле Помезанской была некогда волость, называемая Рейсен, где жили славные мужи и доблестные воители…»), а главные города Помезании носили не только славянский характер, но и русский даже в переводе на немецкий язык: Рисенбург и Рисенкирхен. То есть с немецкого: Русский город и Русская церковь. Да и сам Святополк – отнюдь не жемойтское имя.

 

Как же в таком случае быть с представлением о «восточной границе между Литвой и Русью», когда перед нами аналогичная западная от нашей Литвы граница этих понятий? Что за «научная» однобокость такая?

 

8. Вопрос отнюдь не праздный, так как мы, беларусы, которых А.В. Белый относит к некоей «Руси», имеем имена и фамилии – отнюдь не этой «Восточной Руси», а более всего схожие с лужицкими сорбами. У нас, как и сорбов, фамилии на «-вич» - их в средние века имели практически все беларусы (чего нет у «Руси» уважаемого доктора наук), и у нас имена сорбов: Ян, Якуб, Янина, Алесь, Алеся и прочие многие – что только у сорбов, но чего нет у «Руси» народов Киева и Москвы.

 

Уже в этих определяющих аспектах – мы в миллионы раз роднее лужицким сорбам, чем народам Украины и России с их гипотетической «Русью» и «восточными славянами». Там нет ни наших фамилий на «-вич» или даже «-ич» вообще, как нет и наших национальных имен.

 

Мало того, судя по всему, эти имена и фамилии были к нам привнесены именно культурным влиянием мигрантов, создавших ВКЛ. Фамилии на «-вич» стали распространены в экс-СССР только в двух местах: в Новгородчине (от мигрантов ободритов с Полабья) и в Беларуси (от мигрантов, создавших ВКЛ). А вот в Киевской Руси их не было – и тем более не было в Галицкой Руси (там русификация шла от Карпатской Руси со столицей Кеве на территории нынешней Венгрии) и в Московии. На «-вич» фамилии укоренились в странах экс-ЮССР, но там их внедрили опять-таки мигранты-сорбы, от которых появилось название народа «сербы». Это было смешение сорбов с местными сарматами.

 

ПУТАНИЦА С ТЕРМИНАМИ

 

А.В. Белый пишет:

 

«Большую работу по анализу использования терминов Русь и Литва на территории современной Беларуси в XVI веке провели беларуские историки М. Спиридонов и В. Носевич. …Спиридонов локализовал в Руси (в узком смысле термина) более 130 населенных пунктов».

 

Это домыслы. На территории Беларуси никакой Руси не было.

 

«Русь» в период Киевской Руси – это княжеские дружины варягов (ободритов и готов) и власть князя Рюриковича. В XVI веке никаких варягов уже не было, а под термином «Русь» понималось княжество, которым правит Рюрикович. Такие княжества были в Украине и Московии, но на территории нынешней Беларуси их НЕ БЫЛО.

 

Да, Полоцкое Государство было некогда на недолгий срок захвачено киевским князем Владимиром, который при этом изнасиловал шведскую княжну Рогнеду на глазах ее родных (коих следом убил). От этого изнасилования Полоцкое Государство «русским», естественно, никак не стало. Полочане упорно боролись за свою свободу от русского ига и обрели ее в 1071 году. С 1181 по 1190 год в Полоцке не было князя, и он фактически являлся республикой. Как писал В.У. Ластовский в «Короткой истории Беларуси» (Вильно, 1910), в 1190 году полочане избрали своим князем Мингайло или Мигайло (очевидно, ятвяжского рода из Западной Беларуси). Затем он передал престол своему сыну Гинвиллу, который кроме языческого имел и христианское имя Юрий, был женат на какой-то полоцкой княжне, умер в 1199 году в Орше. После правил его сын Борис, затем сын Бориса Василько. На этом кончается долитовский период Полоцкого Государства и начинается период Литвы.

 

Как видим, еще в долитовский период Полоцком правила ятвяжская династия – а вовсе не Рюриковичи. Так что никакой «Русью» Полоцкое Государство не являлось. Ну а в литовский период Полоцкие земли входили в Великое княжество Литовское – то есть административно являлись Литвой. А вот Киевские земли являлись Великим княжеством Русским, так как там продолжали править князья Рюриковичи. И в XVI веке вся территория Беларуси являлась юридически Великим княжеством Литовским, а не Великим княжеством Русским.

 

Может быть, ученые считают Восточную Беларусь XVI века «Русью» этнически? Нет, и в этническом плане население Восточной Беларуси не являлось и отдаленно «русским», оно было западнобалтским. Язык селян состоял более чем на четверть из архаичной древнеиндоевропейской лексики, был дзекающим и цекающим. Этот язык почти не отличим от такого же пшекающего языка мазуров, а мазуров никто «русскими» не считает.

 

А вот в настоящих славянских языках нет этих балтийских черт, да к тому же язык ляхов Кракова (чистейший славянский) ничем не отличался от языка ободритов (см. исследования академика Валентина Янина), но вот ляхов уважаемые ученые почему-то не находят «этнически русскими».

 

Единственное основание считать Восточную Беларусь «Русью» - это Киевская вера. Однако с таким же основанием давайте считать католическую часть Беларуси – якобы «Польшей». Что у нас тогда останется от нашей страны и нации с таким подходом?

 

А ведь это и есть вопрос научной методологии: почему А.В. Белый делит Беларусь по религиозному признаку (ибо других нет) на «Литву и Русь», а не на «Польшу и Русь»? Какое вообще отношение к этом вопросу имеет отдельная диоцезия Жемайтии, которая даже «Литовской диоцезией» тогда не называлась? Если вы называете Восточную Беларусь «Русью» из-за веры, то зачем тогда называть Западную Беларусь «Литвой»? Разве тут люди молились на жемойтском языке? Нет, молились на польском, – значит такая «научная методология» обязывает делить нас на «Польшу и Русь».

 

Впрочем, следует добавить, что в тот период мы не были ни православными, ни католиками – мы были протестантами, что отражало, очевидно, наше желание иметь свою собственную национальную религию.

 

Но самое главное: ученые мужи взялись определять у нас границу между «Литвой» и «Русью» в XVI веке – но абсолютно упустили важнейшее обстоятельство той эпохи: появившуюся тогда нелепую басню про «древнеримское происхождение жемойтов». Подробно об этом мы рассказали в статье «Утраченная Литва» (№4, 2010). Кратко напомним суть.

 

До XVI века у жемойтов и аукштайтов не было своей письменности, никто почти ничего не знал об их языке, а литовским языком именовался наш беларуский язык. И вот в 1547 году появляется первая книга на жемойтском (ныне именуемом «литовским») языке – «Катехизис» Мартинаса Мажвидаса (ок. 1520-1563 гг.). Рождение жемойтской письменности дало повод ученым ее впервые исследовать. Вдруг выяснилось, что жемойтский язык неким непонятным образом похож на латынь. Почему – сегодня ученые в этом разобрались: из-за затворнической жизни жемойты смогли сохранить свой язык архаичным, неизменным около 2000-2500 лет, потому этот язык похож одновременно и на санскрит. Однако в то время монархи Короны посчитали, что схожесть жемойтского языка с латынью имеет «благородный характер» и указывает на некую связь с Римской империей – что, конечно, бред сивой кобылы.

 

По заказу монаршей власти «проследить происхождение Литвы через Жмудь из Италии» взялись три крупнейших автора ВКЛ той эпохи. Наши литвинские мыслители XVI века Михалон Литвин (он же Венцеслав Миколаевич, ок. 1490-1560), Вацлав Ян Агриппа (ок. 1525-1597) и виленский войт Ротундус Мялевский (1520-1582)  – стали на пустом месте разводить нелепейшие с научной точки зрения «теории» о том, что якобы жемойты – это и есть наследие римлян и римского языка.

 

В этих смехотворных умопостроениях слово «Литва» выводилось от слова «Италия» (где «Л» - якобы сокращенный артикль), а жемойты считались «италийцами» из-за их якобы «италийского языка», который лишь туземный и древний. Все это позволяло Короне выводить свою монаршую власть якобы аж от Цезаря. Вот по этой баснословной причине взгляды Короны на княжество Жмудь мгновенно и кардинально изменились. Без этого «заскока» Литвой продолжали бы считать территорию нашей Беларуси и наш этнос, тогда именовавшийся литвинами. Но нет – отныне в представлениях Короны «Литвой» стала только одна Жмудь из-за ее «италийского языка», да еще в «Литву» были зачислены латыши – их восточнобалтский язык тоже сочли «италийским» (жемойты отпочковались от латышей в VIII-IX веках и заселили территорию Жемойтии).

 

Но кем же тогда считать литвинов настоящей Литвы-Беларуси? Литвин, Агриппа и Мялевский решили так: раз язык литвинов не похож на «италийский», а более похож на славянский или «рутенский», то будем считать их «рутенами».

 

Удивляет вот что: как могут А.В. Белый, М. Спиридонов, В. Носевич и прочие историки что-то рассуждать про «использование терминов Русь и Литва на территории современной Беларуси в XVI веке», совершенно игнорируя важнейший аспект изменения представлений Короны в этом вопросе – то есть игнорируя то, что я описал выше?

 

Такой подход не более «научен», чем объяснять многочисленные изменения топонимов в 1920-е годы «некими внутренними причинами», а не сменой идеологических представлений власти. Дескать, село «Яновичи» стало селом «Ленинское» не по внешним причинам, а из-за какой-то своей «внутренней этнической эволюции». И давай проводить этническую границу между Западной Беларусью, которая не была в СССР, и Восточной Беларусью в СССР: мол, у них топонимы стали разными. Мол, это этнически теперь две разные страны.

 

Не вызывает сомнения, что новые представления Короны о жемойтах как «настоящей италийской Литве» - оказали огромнейшее влияние на науку того времени. Именно Корона инициировала появление на французских картах никогда не существовавшей до этого «Литовской Руси» - на месте нынешней Восточной Беларуси. Однако наши историки ссылаются на такие карты, созданные с подачи Короны, и выдают их за «отражение этнической картины эпохи», хотя это – только отражение смехотворных заблуждений польских властей.

 

Получается, что наши историки обманывают и себя, и нас.

 

Кстати говоря: я не знаю, что выгадала себе Корона от этой басни про «италийское происхождение Литвы», но вот потеряла она невообразимо больше. Дальновидным с точки зрения Речи Посполитой было бы доказывать как раз литовскую суть Восточной Беларуси, а не огорошивать ее литвинов тем, что они, дескать, теперь уже «рутены». Ведь окрепшая Московия стала захватывать восточные земли ВКЛ, прикрываясь как раз этим заблуждением Короны. Иван Грозный прямо говорил, что как Рюрикович имеет якобы «права на русские земли».

 

Но на самом деле, как было сказано выше, Рюриковичи перестали править Полоцким Государством еще в 1181 году – когда Полоцк был объявлен Республикой. Забавно, но эти же «права» на нас как «права на русские земли» предъявлял Алексей Михайлович Романов в агрессии против нас 1654-1667 годов (погиб каждый второй наш житель), хотя он не был никаким Рюриковичем.

 

Еще один важнейший нюанс заблуждения Короны: оно помешало литвинам ассимилировать жемойтов в наш этнос. Хотя в первой половине XVI века этот процесс шел огромными темпами: согласно Переписям войска ВКЛ, около половины шляхты жемойтов приняли наш язык (поэтому Статуты ВКЛ так и не были никогда переведены на язык жемойтов-аукштайтов) и приняли наши фамилии на «-вич». Это объяснялось, конечно, тем, что до 1500 года Жемойтией правила исключительно наша шляхта, а затем она стала смешиваться в браках с туземным безродным населением – что создавало местную шляхту, нами ассимилированную, а та уже несла ассимиляцию в среду жемойтов. Если бы этот процесс не был прерван сенсационными «открытиями» «истинной литовской италийской сути жемойтов», то жемойты были бы полностью растворены в этносе литвинов-беларусов уже к XVIII веку.

 

НАША НАСТОЯЩАЯ ЛИТВА

 

А.В. Белый пишет про Восточную Беларусь XVI века: «Русь оставалась славянской страной, с преимущественно восточным обрядом католицизма (униатством), который заменил православие. Здесь практически отсутствовал литовский этнический элемент…»

 

Какой такой «литовский»? В смысле «италийский»? От Цезаря, приплывшего к жемойтам??? Четко видно, что историк прямо следует заблуждению Короны, веря в него – но эту веру оставляя «за рамками текста».

 

Нелепа и фраза по Восточную Беларусь: «Русь оставалась славянской страной». В сравнении с «италийскими жемойтами», которых автор считает «литовцами» - да, это не «италийских корней» люди. Но никакая не «Русь», и никакие не «славяне».

 

К юным понятиям «Русь» и «славяне» мы имеем отношения не больше, чем к таким же юным понятиям «советский народ» и «коммунисты». Как неоспоримо показала Наука, беларусы антропологически и генетически неизменны минимум 3500 лет. В эпоху бронзы и железа мы научно именуемся просто «балтами», во время Рождения Иисуса – мы уже «западные балты». Во время великого переселения народов нас именуют гутами-гепидами, в VI-XII веках мы явтяги-кривичи. Затем литвины, ныне беларусы. Но форма черепов у нас та же самая, как 3500 лет назад. Да – сменялись названия, менялся язык, но мы-то не менялись. Видеть «нашим рождением этноса» изнасилование киевским князем Владимиром шведской княжны Рогнеды в пылающем Полоцке - мол, «Русью стали» - это такая же ненаучная спекуляция, как видеть «нашим рождением» подписание беларуской делегацией Договора о создании СССР.

 

Самым действительно важным в нашей истории событием – стала миграция к нам в XIII веке рыцарства Полабья, Поморья и Порусья, которое создало у нас величайшее государство эпохи Литву, ВКЛ. Не мы и не жемойты, а они его создали. А их потомки стали частью нашего народа, растворились именно в нашей нации, а не в жемойтской. Уже по одной этой причине Беларусь – это и есть единственный наследник Литвы и ВКЛ, что одновременно значит – единственный наследник Полабья, Поморья и Порусья.

 

Вопрос «Литвы», таким образом, научно должен сводиться не к басням Короны XVI века про «италийское происхождение» жемойтской «Литвы», а к наследию мигрантов Полабья, Поморья и Порусья, создавших у нас ВКЛ. Вместо этого наивные историки продолжают чертить на картах «границы» между «Литвой» жемойтов и «Русью» кривичей, хотя ни первые, ни вторые НИКОГДА БЫ НЕ СМОГЛИ САМИ СОЗДАТЬ ВКЛ «от моря до моря» - не создали до этого даже карикатуру на такую Великую Державу, а были всегда только жертвами агрессий соседей.

 

Удивительная слепота историков! А.В. Белый находит «загадкой»: «Очевидный дисбаланс между числом всадников, выставленных с Литвы и Руси, особенно по Переписи 1528 года, еще не получил исчерпывающего объяснения». Речь о том, что Западная Беларусь в ВКЛ выставляла коней в разы больше, чем Восточная. Этот факт так и будет оставаться «загадкой» для невежд, которые упрямо не хотят видеть миграции к нам рыцарства Полабья, Поморья и Порусья – со своими конями, подчеркиваю, ибо на чем же они потом расширяли сами границы ВКЛ «от моря до моря»? В Великой Хронике Польской эта армия рыцарей-мигрантов Миндовга определяется в огромнейшее для той эпохи число «30 тысяч», они полностью опустошили в своих походах с территории Западной Беларуси всю внутреннюю Польшу (ясно, не пешим порядком) – чего никогда ранее в истории не было. Так чего же удивляться, что в Литве Новогрудка коней было в разы больше, чем в Восточной Беларуси? Ведь именно Новогрудок затем бил Орду и расширял границы Литвы-ВКЛ, а вовсе не Восточная Беларусь и тем более не какая-то мизерная туземная тогда Жемойтия, где никаких лошадей вообще не было.

 

Нет тут никаких «загадок» - надо только научно исследовать нашу историю, без догм и политизированных мифов.