БЕЛАРУСЫ: СЛАВЯНЕ ИЛИ БАЛТЫ?

Уваход



Зараз на сайце

Цяпер 152 госцяў анлайн
JoomlaWatch Stats 1.2.7 by Matej Koval

Countries

84.7%UNITED STATES UNITED STATES
6.7%BELARUS BELARUS
1.9%RUSSIAN FEDERATION RUSSIAN FEDERATION
1.6%GERMANY GERMANY
0.9%KUWAIT KUWAIT
0.5%POLAND POLAND
0.4%AUSTRALIA AUSTRALIA

 

 

 

 

Rating All.BY Каталог TUT.BY

 

 

DIR.BY

 

 


 

БЕЛАРУСЫ: СЛАВЯНЕ ИЛИ БАЛТЫ?


Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования»

 

Беларусы никогда не являлись и не являются славянами – ни «восточными славянами», ни какими-либо иными. Беларусы – западные балты.

 

 

К сожалению, по сей день большинство жителей страны живут заблуждением о том, что беларусы якобы являются некими «восточными славянами». Это ошибочное представление давно опровергнуто всеми научными данными: антропологией, генетикой, сравнительной лингвистикой, историей и т.д.

 

Тем не менее, многие продолжают рассказывать о якобы «славянском происхождении беларусов». Например, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник отдела антропологии и экологии Института истории Национальной академии наук Беларуси Инесса Саливон на страницах газеты «Свободные новости плюс» (№34 (375), 25.8. – 1.9.2010) заявила:

 

«...в третьем тысячелетии до нашей эры, на территорию нынешней Беларуси стал проникать народ, который уже умел делать глиняную посуду с оттисками шнура – шнуровую керамику. Предположительно, это было балтоязычное население, которое заселило всю территорию… Примерно 1400-1600 лет назад появились славяне и стали заселять ныне белорусскую территорию».

 

В другом месте статьи И. Саливон снова повторяет эту мысль: «На территории Беларуси они [славяне] появились в IV-VI веках».

 

Хотелось бы узнать, о каких таких «славянах» говорит И. Саливон? Как, например, назывались их племена? Ведь все предки беларусов – ятвяги, кривичи, дайновичи и др. – были балтоязычными, а не славянскими племенами.

 

Уже много десятилетий в Науке введен термин «западные балты» для обозначения этнической специфики предков беларусов, мазуров, лужицких сорбов. О разграничении западнобалтских и восточнобалтских групп много писали еще в СССР известные ученые В.В. Седов и Л.В. Дучиц (см. например книгу: Седов В.В. Ятвяжские древности в Литве. 1968). До этого западных балтов ошибочно относили к «славянам», а в саму балтийскую группу записывали только восточных балтов – то есть жемойтов (летувисов) и латышей. Однако такой утрированный подход не отвечал научной картине, поэтому и был существенно уточнен: западные балты по всем аспектам занимали как бы «промежуточное звено» между восточными балтами и славянами.

 

Но, как видим, до сих пор многие ничего не слышали о существовании самой группы западных блатов, их ошибочно называют «славянами», а под балтами понимают только жителей Латвии и Летувы. Давайте вместе разберемся, кто такие славяне и кто такие балты – и кем же следует считать беларусов.

 

1. О ПРОИСХОЖДЕНИИ БАЛТОВ

 

Л.В. Алексеев в книге «Полоцкая земля» (М., 1966) пишет:

 

«Современные данные археологии и топонимики показывают, что в эпоху раннего железа Восточную Европу населяло три крупных группы племен. Первая, ирано-язычная, занимала Крымский полуостров, Кубань, Нижний Дон, Нижний Днепр и доходила на севере до водораздела Сейма, Десны и Оки… Вторая, финно-язычная группа, охватывала все Верхнее Поволжье, бассейн Средней и Нижней Оки, на западе доходила до озера Эзель и оставила так называемую Дьяковскую культуру. Третья, балто-язычная, охватывала все Верхнее Поднепровье (включая Киев, правобережье Сейма, верхнюю Оку) и уходила на запад в Прибалтику».

 

Приблизительно 4000-4500 лет назад произошло разделение древних индоевропейцев на германские и балтские племена. 2000 лет назад балты заселяли огромную территорию, включавшую южное побережье Балтийского моря, значительную часть Центральной и Восточной Европы. Балтами были заселены на территории экс-СССР: вся Беларусь, вся Республика Летува, половина Латвии (остальная принадлежала финнам), течение Днепра в Украине (западнее жили сарматы, восточнее – финно-угры), а также Смоленская, Курская и Брянская области РФ (все остальная часть Центральной России – финно-угорская).

 

Следует заметить, что романские, а затем германские племена являлись, по сути, отпочкованием от балтов – и вне «балтийской зоны» обретали свои новые черты из-за смешения с туземным населением Европы – кавказоидами (ныне от последних остались только баски и часть грузинского этноса). В том числе романские и германские племена утратили чистоту древнего индоевропейского языка, их языки из синтетического стали аналитическими. А вот балтийский язык сохранял глубинную связь с древним индоевропейским языком – потому, кстати, он был похож одновременно и на санскрит, и на латынь. Причем, в XVI веке (когда уже практически исчезли из-за славянизации языки западных балтов) схожесть языка восточных балтов с латынью родила умозрительную легенду о якобы «римском происхождении восточных балтов». На самом деле все объясняется иначе: латынь еще сохраняла многие черты балтийского языка.

 

Таким образом, и латынь, и древнегреческий язык – это только отпочкования от балтского языка, который и следует называть древним общим индоевропейским языком, в чем убедились ученые, изучая единственные сохранившиеся памятники западнобалтского языка – прусские (погезанские) разговорники. Ученые с удивлением нашли, что прусский язык лежит одновременно в основе всех нынешних языков Европы, а заодно максимально близок к санскриту.

 

Итак, запомним главное: балты – это не некое «второстепенное и мелкое юное племя», как фантазируют иные. Балты – это СЕРДЦЕ и СУТЬ Индоевропейского мира, так как они единственные никуда не уходили со своей исконной территории - осваивать европейские земли, подобно романским и германским племенам, а потому сохранили исконную индоевропейскую антропологию и исконный индоевропейский язык. Мало того, романские и германские группы – это только отпочкования от балтов. Точнее, от той изначальной общности, чистоту которой смогли сохранить только балты по указанной выше причине.

 

2. О ПРОИСХОЖДЕНИИ СЛАВЯН

 

Славяне – это не нечто конкретное антропологическое и генетическое, а только народы, перешедшие на славянский (варяжский) койне:

 

- САРМАТЫ (летописные и быстро вымершие бесследно анты, Западная Украина, Южная Польша ляхов, Словакия, Южная Чехия, ряд народов Балкан, Южная Россия по Дону – то есть казаки);

 

- ЗАПАДНЫЕ БАЛТЫ (венеды, лютичи-вильцы, лужицкие сорбы, сербы и хорваты, беларусы, мазуры Мазовы - Северной Польши, летописные днепровские балты в районе Киева, кривичи (беларусы) Смоленской, Брянской и Курской областей РФ);

 

- ФИННЫ (жители Центральной России и Восточной Украины);

 

- ТЮРКИ (болгары, жители российского Поволжья – бывшие ордынцы).

 

У всех по языку «славянских» народов – разные изначально субстраты, у некоторых субстрат вообще не индоевропейский (русские, болгары, восточные украинцы).

 

Что касается какого-то «протославянского племени» (которое до сих пор ищут иные упертые историки), то его вообще никогда не существовало. Сам славянский язык – это смесь языка готов и западных балтов, которые в IV-VI веках объединились в «варягов», промышляя разбоем в Европе, контролировали главные торговые пути, брали плату с купцов за проезд, а также служили наемниками у разных правителей. По торговым путям они строили свои укрепления (Руси), через которые постепенно обращали и местное население в свой разговорный койне. Так и родились славяне – именно через язык, а не иначе.

 

Напомним: началось все при великом переселении народов, когда гунны прогнали готов с Дона. Те, двигаясь в Европу, прошли через территорию нынешней Беларуси и северной Украины (южнее и севернее «моря Геродота», которое тогда существовало на территории нынешних припятских болот). Здесь, на территории Беларуси и, возможно, Восточной Польши, к готам присоединились племена гепидов – западных балтов. В Европе банды готов и гепидов занялись разбоем, а их объединение именовалось «варягами», укрепления и данники – «Русью».

 

Сам собой возник койне – средство межнационального общения, который был смесью языков готов, западных балтов и, возможно, в малой степени сарматов (ираноязычная индоевропейская группа, от которой происходят гидронимы Дон, Днепр, Днестр; язык сарматов почти в неизменном виде сохранился как осетинский язык).

 

Таким образом, славянский язык – это не язык какого-то особого этноса, а только средство межнационального общения, некий АРГО или КОЙНЕ, который – по законам лингвистики – являлся крайне упрощенной карикатурой как на готский, так и на западнобалтский языки. Остановившись в районе Полабья, готы-гепиды (варяги) захватили западнобалтские земли венедов, поэтому «первым славянским народом» были названы западные балты венеды – они были первыми славянизированы варягами.

 

Что касается «древности славян», о которой сейчас говорят многие фальсификаторы типа Фоменко или Чудинова с юмористом Задорновым, то ее просто быть не может, так как до исхода готов с Дона никакого славянского койне не существовало. Но зато существовали западные балты – и были хорошо известны в Европе. Славянский койне сформирован во многом на основе западнобалтского языка, поэтому следы западнобалтского языка в истории Древней Европы исследователи порой ошибочно принимают за «протославянский язык». Что, конечно, выдает только незнание этими исследователями вообще балтской истории.

 

Это лингвистика, а вот в плане антропологии к «чисто славянам» следует относить продукт смешения «варяжской этнической касты-каши» - как смешения в первую очередь готов и западных балтов (с примесью, возможно, сарматов, фризов и других племен). До X-XV веков такими носителями не только чистого славянского языка, но и этой гибридной славянской антропологии являлись в Полабской Руси ободриты и русины острова Русин-Рюген с рядом мелких славянских племен, плюс ляхи Кракова и чехи Праги (хотя у чехов и ляхов на юге была существенная сарматская примесь). В итоге этого гибрида готов и западных балтов появился «славянский антропологический тип» с узкими очень длинными черепами, который скорее германский, чем присущий ныне славяноязычным народам. Во всяком случае, Гитлер не смог бы определить со штангенциркулем в руках отличия немца от «славянина» ляха или ободрита, но зато запросто определялись отличия от «германца» у мазура или у лужицкого сорба – их западнобалтские черепа не узкие, а широкие.

 

Но это – вот ПАРАДОКС – не отличие антропологии германцев от славян (ибо у них антропология почти неотличима), а отличие антропологии германцев-славян от антропологии славяноязычных западных балтов. Аналогичные отличия и в отношении ныне славяноязычных сарматов (Балканы, Украина) и славяноязычных финно-угров (Россия), причем – везде разные. Например, в России за «славянский тип» выдают свою местную финскую антропологию: округлое лицо с маленьким вздернутым носом и монголоидностью, плюс за «славянское» выдают свой финский окающий акцент.

 

3. КАК ПОЯВИЛИСЬ БЕЛАРУСЫ?

 

Известнейший беларуский ученый-антрополог доктор биологических наук А.И. Микулич в книге «Беларусы в генетическом пространстве. Антропология этноса» пишет, что «популяции коренных жителей Беларуси ведут свою родословную непрерывно не менее как 130-140 поколений, это означает – самое позднее с середины 2-го тысячелетия до нашей эры».

 

Что на две тысячи лет старше времени рождения «этноса славян».

 

Антропологическая и культурная неизменность беларусов на протяжении минимум 3500 лет означает следующее.

 

Во-первых, беларусы – никакие не славяне, а гораздо старше славян и являются одним из самых древних индоевропейских этносов в Европе, старше почти всех европейских этносов.

 

Во-вторых, беларусы не произошли из-за массовой миграции к нам каких-то невесть откуда «славян»: никаких следов такой миграции ни «славян», ни какого-либо иного племени Наука не находит. Да, был переход нашего неизменного в антропологии и культуре в течение 3500 лет населения на славянский койне. Но вовсе не в IV-VI веках, как ошибается Инесса Саливон (причем, говоря вообще о ЗАМЕНЕ НАСЕЛЕНИЯ у нас на мигрировавших «славян»). А только после 1501 года, о чем мы подробно рассказали в статье «Дославянский язык беларусов» (№13, 2010).

 

Делаем вывод: беларусы (как нечто неизменное антропологически и культурно) появились на территории Беларуси 3500 лет назад, с тех пор никакого массового наплыва инородного населения тут не было.

 

Лишь в Западной Беларуси ученые нашли следы колоний ляхов (чистых славян), относящихся к первой половине VII века (о чем сообщал московский историк В.Б. Перхавко в докладе «Западнославянское влияние на раннесредневековую культуру Беларуси» в материалах симпозиума 1983 года, посвященного 1500-летию Киева). Однако это ляшское влияние настолько мизерно, что меньше даже размеров миграции к нам татар Тохтамыша из Орды или миграции старообрядцев Московии, а миграция к нам евреев (которые составляли 10% жителей ВКЛ-Беларуси, потом 40-60% горожан) на этом фоне кажется уже чем-то «ЭПОХАЛЬНЫМ», хотя никто по этому поводу не заявляет, что «беларусы стали евреями».

 

Единственная значимая миграция – это миграция к нам народов Пруссии (Порусья), Поморья и Полабья. Их князья, их рыцарские дружины и их горожане-мигранты и составили у нас костяк ВКЛ – определив на несколько столетий мощь этого «появившегося будто из ничего» самого могучего государства средневековой Восточной Европы. Но нюанс в том, что основная масса этих мигрантов, создавших ВКЛ, - не были славяноязычными, а были еще балтоязычными, были западными балтами. То есть – это нельзя называть «миграцией славян», это была миграция к нам именно западных балтов, наших ближайших родичей.

 

4. АНТРОПОЛОГИЯ И ГЕНЕТИКА БЕЛАРУСОВ

 

Давайте вместе сравнивать. Вначале о СЛАВЯНАХ.

 

И.Н. Данилевский в курсе лекций МГУ «Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.)» (Аспект пресс, Москва 1998 г.) писал:

 

«Четвертый антропологический тип восточного славянства характеризуется мезо- или суббрахикранией, низким или низко-средним, сравнительно узким лбом. Черепа, принадлежавшие этому типу, были найдены в курганах и могильниках Северо-Западной Руси. Суббрахикранный узколицый антропологический тип славян не связан с антропологическим строением прибалтийско-финского населения, жившего в Новгородско-Псковской земле в древности. Ближайшие аналогии черепам раннесредневековых славян Новгородской и Псковской земель обнаруживаются в северо-западной части общего славянского ареала - в землях балтийских славян. Это приводит к выводу о переселении предков новгородских словен и кривичей откуда-то из бассейнов Одры и Вислы».

 

В данном случае ученый говорит о нескольких могильниках ободритов IX века, которые изучал академик Седов. Он нашел, что их черепа идентичны черепам ободритов под Мекленбургом. Однако никакого «переселения предков новгородских словен и кривичей откуда-то из бассейнов Одры и Вислы» не было в принципе: словене Нестора – это славянизированные Рюриком саамы, а кривичи – это западные балты Восточной Беларуси, которые тут живут 3500 лет. Был факт колонизации края колонистами-варягами, но их было крайне мало для термина «переселение предков»: всего несколько тысяч, может быть максимально – до 10-20 тысяч. Они со временем бесследно растаяли в куда как более многочисленном туземном населении. И, соответственно, исчезли и их формы черепов у нынешних жителей Новгородчины.

 

Черепа ободритов (лишь в небольших деталях отличимые от черепов готов) – это и есть чистый антропологический славянский тип, результат кровосмешения готов с западными балтами и иными племенами сообщества варягов.

 

Теперь о ЗАПАДНЫХ БАЛТАХ. И.Н. Данилевский:

 

«На территории Белоруссии выявляется третий антропологический тип восточного славянства - долихокранный широколицый. Имеются все основания полагать, что этот тип в Верхнем Поднепровье и в бассейне Западной Двины - результат ассимиляции местных балтов славянами. Формирование же долихокранного широколицего антропологического типа в Восточной Европе восходит к весьма отдаленному периоду - культуре боевых топоров эпохи бронзы».

 

Тут ученый честно признался: беларусы – это славянизированные балты. И отметил, что форма черепов беларусов («квадратная») архаична – восходит к корням самих индоевропейцев. Неизбежно возникает вопрос: если форма черепов беларусов неизменна со времен эпохи бронзы – то какое беларусы имеют отношение к юному этносу славян, родившемуся в IV-VI веках? Да никакого абсолютно!

 

Анализ генофонда это только подтверждает. Самые высшие показатели по «арийской» гаплогруппе R1a – у западных балтов: лидеры лужицкие сорбы – 63%, затем идут мазуры Польши – 57%, на третьем месте беларусы – 50%. У всех остальных народов мира показатели по R1a гораздо ниже, поэтому эту гаплогруппу, которую называют «арийской», правильнее называть западнобалтской. Вообще же гаплогруппа R1a показывает связь с древнейшими индоевропейскими корнями.

 

30 июня 2010 года СМИ Беларуси распространили интервью с А.И. Микуличем «История белорусов зашифрована в их крови». Известнейший ученый разоблачил басни о каком-то «родстве» беларусов и русских: русские являются славянизированными финнами, а беларусы генетически родственны вовсе не русским и украинцам, а мазурам Польши.

 

5. ФАМИЛИИ И ТОПОНИМЫ БЕЛАРУСОВ

 

Продолжим сравнение. Славянские фамилии – на «-ов» («-ев»). А у западных балтов – фамилии на «-ович» (-«аевич»). У восточных балтов – на «-ойтис» («-айтис»). Балтское «-ич» и «-ис» - это та же притяжательная форма, как и в латыни на «-is».

 

В Переписях войска ВКЛ 1528 и 1567 годов у литвинов-беларусов только фамилии на «-ович». Для наглядности приведу отрывок из Переписи по волости Бержаны (ныне Бярженай в Республике Летува, тогда Княжество Жемойтия). Вот список шляхты волости:

 

ЛИТВИНЫ (БЕЛАРУСЫ). Юшко Моствилович, Станислав Пикелевич, Лаврин Михаилович, Миколай Якубович с братом, Миколай Коилевич, Римко Кгитовтович, Стась Петкович с братом, Станислав Радивилович, Петр Вежевич, Павел Виштартортович, Юц Юрьевич, Шимко Миколаевич с братом, Григор Андреевич, Юц Пиктурнович, Петр Висвилович, Ян Ивашкович, Стан Кгирдутович, Петр Миколаевич, Венцлав Станкович, Мартин Лавринович, вдова Бернатовая, Мицко Мишейкович, Петр Монкгялович, Як Монтромович, Мартин Валевич, Петр Бенюшович, Станько Петрович, Якуб Доркгевич, Стан Михайлович, Янко Медкгинович, Воитко Янович, Юцовая вдова, Богдан Друсутевич, Мартин Контримович, Хрщон Янович, Янчик Сирвидович, Кгедвоиновая вдова, Петр Дырдол, Пиктур Нарукович, Януш Монтвидович, Петр Минялкгович, Юхно Ровкутевич, Якгмин Сачевич, Будр Петрович, Володко Довъятович, Миколай Визкгирдович, Володко Монтримович, Васко Петкович, Юшко Доркгевич, Януш Кахнович, Лялко Якгминович, Шимко Монвилович, Петр Плакштевич, Петр Кушлутович, Можейко Юдеикович, Довкгил Можутевич, Мартин Станкович, Лаврин Станевич, Балтромей Петрович, Петр Мичевич, Контрим Минялкович, Ян Микович, Гринко Сиркгирдович, Якуб Солтовтович, Якуб Нарвойшевич, Юшковая вдова, Петр Доркгужевич, Римко Шулкович, Ян Барвойнович, Нарко Кгедвилович, Бартош Ганусович, Андрушко Рукович. (53 фамилии на «-ович», только 6 иные)

 

ЖЕМОЙТЫ. Якуб Пиктайтис, Войтех Доркгайтис, Ян Станкелойтис, Волиншус Мошевич, Мицко Сютилойтя, Мартин Кгидевич, Матей Ловкинтойтис, Боцус Пиктанович, Войчус Совкговдис, Довгутис Петрашевич, Будрус Вилятович, Липнюс Талевич, Микутис Милошевич. (5 фамилий на «-ович», 6 на «-ойтис»).

 

Перепись войска ВКЛ – это фактически перепись всей шляхты ВКЛ (в 1528 году в Княжестве Жемойтия 80% шляхты являлось беларусами-литвинами, это показывает, что именно мы правили тогда туземными жемойтами, а не наоборот – но это к данной теме не относится). Эта перепись делалась для фиксирования шляхтичей, обязанных в случае войны выставлять своих крестьян в войско ВКЛ (поэтому в Переписи не только мужчины, но и дворянские вдовы).

 

Фамилии на «-ович» родственны фамилиям восточных балтов на «-ойтис», что уже выдает их балтское формирование. Эти фамилии были независимо от ВКЛ равно сформированы у: западных балтов мазуров в Польше; лужицких сорбов в Германии; сербов Сербии (потомков мигрировавших на Балканы лужичан). То есть, в то время эти народы (как и беларусы-литвины) еще имели в своих языках западно-балтскую форму выражения притяжания «-ович». В ряде случаев форма «-ович» звучала как «-овиц», например, Krolewicz.

 

Согласно Википедии: «Русские фамилии в основном образованы как отчества от церковных или не церковных имён или прозвищ, например Иван – Иванов сын – Иванов, Медведь – Медведев сын – Медведев».

 

Но в случае западных балтов словообразование шло не через усеченную форму «-ов», а через форму «-ович». Что равно «-ойтис» у восточных балтов – и показывает происхождение «-ович» от древней общебалтийской языковой формы.

 

Когда в IV-VI веках у варягов на основе смешения готского и западно-балтского языков возник славянский язык-койне, то он – будучи как всякое смешение языковым упрощением – западно-балтскую притяжательную форму «-ович» или «-овиц» упростил до формы «-ов».

 

В дальнейшем (где-то со второй половины XVI века) при славянизации беларусы-литвины (ятвяги, кривичи, дайновичи) утратили нашу языковую притяжательную форму «-ович» - по этой причине перестали появляться у нас и фамилии на «-ович».

 

В итоге получается такая картина: в Переписях войска ВКЛ 1528 и 1567 годов у нашей шляхты фамилии на «-ович» составляли 95%, но вот исследователь беларуских фамилий Янка Станкевич, доктор славянской филологии и истории в Карловом университете в Праге, в 1922 году находит в статье «Отечество у беларусов», что фамилии на «-ич» и «-вич» ныне «составляют 30-35% всех беларуских фамилий». Налицо огромные изменения, которые объясняются славянизацией населения с XVI века.

 

Подведу итог: фамилии на «-ович» являются по своей структуре НЕ СЛАВЯНСКИМИ, а БАЛТСКИМИ. Фамилия Янович точно так сегментируется (Янов-ич), как и восточнобалтская фамилия Янойтис (Яной-тис); в обоих случаях проглядывается сокращенная славянская форма Янов-Яной. Вот конкретные примеры из Переписи: Петр Довгялойтис - Петр Довгялой, Шимко Янойтис - Шимко Яной, Янушис Андрушкойтис - Янушис Андрушкой, Станис Рукойтис - Станис Рукой. Это рудицированное «й» на конце автоматически является аналогом «у» у беларусов, БЛИЗКО К «В» и равно как варианты является окончаниями фамилий на «у» у молдаван и румын (Чаушеску), у украинцев на «о» (Тимошенко(й-у), Ющенко(й-у)).

 

Когда сформировались беларуские фамилии на «-ович»?

 

В Википедии сказано:

 

«Возникновение фамилий в современном понимании произошло поздно, и было связано, очевидно, с расширяющимися экономическими связями и необходимостью регулирования института наследования. Очевидно, что впервые они появились в экономически развитых областях Северной Италии в X-XI вв. В дальнейшем процесс активного становления фамилий начался и на юго-востоке Франции, в Пьемонте и постепенно охватил всю Францию. В Англии процесс становления фамилий начался после её завоевания норманнами в 1066 и закончился к XV веку, хотя в Уэльсе и Шотландии формирование фамилий шло и в XVIII веке. Похожая ситуация сложилась и на территории Германии, где формирование фамилий немецких крестьян шло еще и в XIX веке. На рубеже XV-XVI вв. фамилии достигли Дании. В 1526 году король приказал всем датским дворянам обзавестись фамилиями. Из Дании и Германии фамилии перешли к шведам».

 

Как видим, не только к шведам – уже через два года у всех наших дворян были фамилии, зафиксированные в Переписи войска ВКЛ 1528 года. Для этого, видимо, потребовалось несколько лет подготовки, поэтому наши фамилии, возможно, появились даже раньше датских и немецких (про польские фамилии у меня сведений нет). Впрочем, не вызывает сомнений, что наши фамилии появились раньше украинских и тем более русских (московитских и ордынских).

 

Можно предположить, что фамилии беларусов (литвинов) и летувисов (жемойтов) появились за несколько лет до Переписи 1528 года и были этой Переписью зафиксированы. То есть, фамилии появились где-то в 1525-1526 годах. Кстати, у жемойтов они появились именно в нашем написании, так как у них тогда еще не было своей письменности.

 

Подобно фамилиям, и наши топонимы являются западнобалтскими: на «-овичи» (Барановичи, Раубичи) и на «-но» (Гродно, Вильно, Ковно). Такого словообразования тоже нет в славянском языке.

 

*     *     *

 

Не хочу, чтобы мы тут занимались еще и обсуждением темы советских отчеств на «-вич», введенных Свердловым в советские паспорта. Это не имеет никакого отношения к нашим балтским фамилиям на «-ович» и «-ойтис».

 

В двух словах об отчествах. Как только в ВКЛ при Переписи войска 1528 года ввели фамилии шляхты на «-ович» - так сразу стала нас копировать Москва Ивана Грозного: но стали «вичить» не всю шляхту (ибо ей фамилии в Московии еще не давали), а только бояр и прочую элиту. Причем сатрап Москвы то давал своим соизволением право «вичиться» какому-то роду, то отнимал это право из-за каприза.

 

В итоге при Николае II «вичились» в России только высшие аристократы, а Ленин в паспорте был записан как «Владимир Ильин Ульянов», Сталин – «Иосиф Виссарионов Джугашвили». Товарищ Свердлов ввел аристократическое право «вичиться» для всех граждан РСФСР и затем СССР в паспортах. Так впервые появились всякие Сапармураты Ниязовичи, Дженибеки Рахмоновичи и – с 1939-1940 годов Юрисы Айворсовичи в Латвии, равно впервые обрели отчества в паспортах на «-ич» жители других стран Балтии, Западной Беларуси, Западной Украины и Молдовы. Например, в составе Польши жители Лиды имели в паспорте «Ян Стефан Воялович» или «Богуслав Трофим Трофимович». С 1939 он стал «Богуслав Трофимович Трофимович» - что уже видно как НЕЕСТЕСТВЕННОЕ, как НАКЛАДКА.

 

Идеологи большевизма для решения этой проблемы придумали различать отчества от фамилий беларусов на «-ович» - путем переноса ударения. Мол, отчество ФиллИпович отличается от нашей фамилии ФиллипОвич.

 

Это – искусственное изобретение СССР, на самом деле такого у нас в ВКЛ не было – ибо не было и отчеств на «-ович», а были фамилии на «-ович», а отчества являлись только неслагательным повторением имени отца: Марко Ян Станкевич, Михась Мартин Котлубович и т.д.

 

Повторяю: славянский язык в принципе не образует западнобалтской притяжательной формы на «-ич» (дает форму «-ов»), поэтому появление этой формы для отчеств в русском языке (то есть болгарском на субстрате местных финских языков Московии) – является чуждым языку феноменом, просто недоразумением.

 

6. БАЛТСКИЕ ПЛЕМЕНА БЕЛАРУСОВ

 

По сей день представители старшего поколения, учившиеся по советским учебникам, уверены, что на территории Древней Беларуси жили некие «славянские племена». «Славянами» именуют кривичей – хотя на самом деле они были балтоязычным народом и поклонялись, как все западные балты, своему языческому божеству – змее Живойту.

 

Кривичи стали первым беларуским племенем, подвергшимся славянизации со стороны варягов, так как через земли кривичей проходил торговый путь «из варягов в греки». Население Центральной и Западной Беларуси (ятвяги и дайновичи) оставалось не славянизированным до середины XVI века. Только массовое принятие христианства славянизировало беларусов.

 

Сегодня ученые много спорят об истоках Литвы, но, опровергая домыслы жемойтов о якобы жемойтском ее происхождении, впадают в другую крайность – пытаются видеть славянские истоки Литвы.

 

На самом деле истоки Литвы следует искать в западно-балтском субстрате беларусов (который многие ученые продолжают ошибочно называть «славянским» из-за его значительной схожести со славянским языком). Нетрудно увидеть, что «Литва» литвинов стоит в одном лингвистическом ряду западных балтов с названиями: «Мазова» мазуров, «Ятва» ятвягов, «Дайнова» дайновичей, «Крива» кривичей. Окончание самоназвания на «-ва» являлось «визитной карточкой» западных балтов (как города на «-но» и фамилии на «-ович», села на «-овичи»), а происхождение слов «Мазова», «Ятва», «Дайнова», «Крива» ныне не менее загадочно, чем происхождение слова «Литва». Собирательное значение имели буквы «-ва», а не «-тва», поэтому в словах «Литва» и «Ятва» букву «т» следует относить к корню. Это возвращает нас с гипотезам о значении корня «Лит»/«Лют»: побережье, военное сословие, табуированное название волка как тотема и т.п.

 

Восточные балты (латыши и отпочкование от них в VIII-X веках жемойты) являются иной этноязыковой балтийской группой и не имеют никакого отношения к нашим названиям «Мазова», «Ятва», «Дайнова», «Крива» и «Литва».

 

Почему ВКЛ смогло объединить и земли восточных балтов, и земли западных балтов, и земли уже ранее славянизированных племен Киевской Руси? Ответ дают средневековые авторы; еще Павла Урбан выделял важное обстоятельство, о котором писали древние: что беларусы-литвины РАВНО успешно понимали речь как латышей и жемойтов (восточных балтов), так и речь славян-ляхов. Обладать такой возможностью могли только западные балты, чей язык являлся как бы «переходным звеном» между восточными балтами и славянами.

 

Определенные сложности возникают в вопросе идентификации «славянского этнокультурного содержания», под которым у нас часто скрывается на самом деле наш западнобалтский субстрат.

 

Такие языческие праздники, как Радуница, Деды и Ян Купала были до XVIII века не известны ни славянам (в том числе русинам-украинцам и ляхам-полякам), ни восточным балтам. Они были распространены только на территории Беларуси, Мазовы и у лужицких сорбов – то есть у западных балтов.

 

Только у беларусов и мазуров сохранилась древнейшая индоевропейская кухня с опорой на блюда из овса – у других индоевропейцев (кроме шотландцев) ее нет, поскольку индоевропейцы (ставшие романцами и германцами) осваивали другие новые уголки Европы во времена, когда овес был заменен на иные более технологичные культуры.

 

Бело-красные цвета национальной одежды и орнаменты беларусов, древнейшую волынку (дуду) и ряд прочих культурных реалий – следует тоже относить не к славянской или восточнобалтской сферам, а именно к уникальной западнобалтской традиции.

 

7. ЯЗЫК

 

Эта уникальность ярко отражается и в языке беларусов и мазуров. Всем нам не раз приходилось слышать совершенно нелепые измышления российских шовинистов о том, что, дескать, «белорусский язык испорчен полонизмами». Более всех эту ложь любят повторять невежественные казаки и попы.

 

Однако ляшский язык – это самый чистый славянский язык в мире, он точно идентичен берестяным грамотам ободритов Рюрика в Новгороде (см. исследования академика Валентина Янина) – и уже потому его влияние не может быть чем-то «чуждым» для другого славянского языка.

 

Так вот этот ляшский – чисто славянский язык – был «искажен» после объединения Кракова с Мазовой мазуров, то есть с западным балтами. Именно от мазуров с XVII века польский язык стал пшекающим и обрел пласты архаичной западнобалтской лексики. И равно в беларуском языке, имеющем тоже западнобалтскую дзекающую фонетику, около 25% лексики является не славянской, а архаичной западнобалтской – ее правильнее было бы называть просто древней индоевропейской.

 

Почему беларуская мова более всех языков похожа на санскрит, а русский язык России (которая вроде бы географически намного ближе к Индии) – не похож на санскрит?

 

Как уже было сказано, славянский койне возник как языковое упрощение для межнационального общения. Увы, для русских России это было «упрощение в квадрате», так как славянизация финского субстрата Московии шла через болгарский язык – то есть язык славянизированных тюрок-булгар. Этот болгарский язык – является единственным среди славянских языков аналитическим (все остальные синтетические, то есть с флексиями внутри слова, а не вне слова). Аналитичность языка и является результатом крайнего его упрощения.

 

Для сравнения: санскритская версия глагола "быть" будет выглядеть следующим образом (в санкрите спряжение проходит без местоимений, но чтобы читатель ориентировался, о каком лице идет речь, мы указываем для простоты русские местоимения в скобочках):

 

(Я) астаями

(Ты) астаяси

(Он) астаяти

(Мы) астаямаг (глухое "г", как в беларуском)

(Вы) астаята

(Они) астаянти

 

Ляшский (то есть чисто славянский язык Кракова) был уже славянским упрощением, но после слияния языка ляхов с мазурским западно-балтским языком появились формы ныне польского языка, где спряжение тоже происходит без местоимений (но, опять-таки, приведем для удобства в скобках русские эквиваленты местоимений):

 

(Я) естем

(Ты) естеш

(Он) ест

(Мы) естешмы

(Вы) естешче

(Они) сом

 

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть, что как санскритский глагол, так и польский - это одно и то же. А вот глагол "быть" и на русском:

 

Я ЕСТЬ

Ты ЕСТЬ

Он ЕСТЬ

Мы ЕСТЬ

Вы ЕСТЬ

Они ЕСТЬ

 

Попробуйте убрать местоимения из этого спряжения, и вы сразу же поймете, почему эти местоимения обязаны присутствовать, а не отсутствовать, как это имеет место в санскрите и польском.

 

И в нашей беларуской мове тоже были эти черты архаичной западно-балтской грамматики - но царизм (а затем сталинизм) от нее избавлялся навязываемыми нам языковыми реформами. Под предлогом якобы «борьбы с полонизмом», на самом деле этим изгонялись языковые реалии мазуров в польском языке и реалии санскрита, а фактически это было изгнанием вообще индоевропейских черт нашего древнего языка.

 

Здесь и лежит глубочайшее и принципиальное отличие нашего и мазурского (ныне польского) языков от других славянских: мы сохраняем пуповину связи с санскритом как вообще древним индоевропейским языком, мы не стали следовать бездумному языковому упрощению до аналитических форм, и вообще наши два языка (беларуский и польский) следует относить в совершенно особую языковую группу. У нас не славянские языки (и тем более не «восточнославянские» или «западнославянские»), а балтославянские.

 

Давайте еще раз вместе сравним. Вот типичный беларуский глагол "бавицца", который в русском эквиваленте будет означать "препроводить время", "существовать". Давайте проспрягаем его в будущем времени:

 

Я бавицьмуся (я буду препроводить время - не форма "ПРЕПРОВЕДУ", повторяем, а "буду препроводить, существовать")

Ты бавицьмешся (Ты будешь препроводить)

Яна бавицьмецца (Она будет препроводить и т. д.)

Мы бавицьмемся

Вы бавицьмецеся

Яны бавицьмуцца

 

Теперь давайте проспрягаем в будущем санскритский эквивалент глагола "бавицца", который есть "бавати" и который означает абсолютно то же самое, что и глагол "бавицца" в беларуском языке:

 

Бависями

Бависяси

Бависяци

Бависяма

Бависята

Бависянци

 

Как видим, в обоих ДРЕВНЕЙШИХ индоевропейских языках спряжение глагола "существовать" происходит без вспомогательного глагола "буду", в котором, как выясняется, нет необходимости.

 

По сей день масса неучей повторяют басню о том, что, дескать, беларуский язык намного проще русского – ведь в нем «как слышится, так и пишется». На самом деле сталинские «реформаторы» беларуской мовы в 1930-е годы указывали на «излишнюю СЛОЖНОСТЬ» нашего языка в сравнении с русским – и этим объясняли реформы по упрощению нашего языка в сторону его максимальной похожести на русский. Речь шла именно о грамматике – и не о принципе «что слышу, то пишу», а о другом и куда как более важном. О существовании в нашем древнейшем языке (как и в санскрите) разных форм там, где их нет и никогда не было в юном русском языке.

 

Причем, этих форм нет и у большинства других «славянских» народов, в том числе у русинов Карпат (Галицкой Руси или Червонной Руси, ныне русинский язык) и у украинцев-русинов Киевской Руси (ныне украинский язык), которых принято причислять вместе с беларусами к «восточным славянам» - вместе с русскими. Все это показывает, что сама общность «восточные славяне» - чисто политическое, искусственное и ненаучное понятие.

 

8. ИСТОКИ ЗАБЛУЖДЕНИЙ

 

Итак, мы видим, что беларуский язык – это древнейший индоевропейский язык Европы, сохранивший вместе с мазурским (польским) максимальные связи с санскритом (в сравнении с другими индоевропейскими языками). Да, беларуская мова прошла кардинальную славянизацию и в XVI веке стала из западнобалтской литвинской – уже околославянской литвинской, но сохранила прочный балтский базис-субстрат, который ее четко отличает от всех других славянских языков.

 

Главным ПОВАЛЬНЫМ заблуждением, просто аберрацией сознания – является считать, что раз древние книги Полоцкого Государства писались на славянском койне, то, дескать, на нем и говорило тогда все наше население. Усугубляет заблуждение и тот факт, что этот славянский койне наши фантазеры называют «древнебеларуским языком», а российские колониалисты и украинские шовинисты – «русским» (причем, первые вкладывают смысл «российский язык», а вторые – «украинский»).

 

Но напомню, что в соседней Польше до позднего средневековья государственным языком была латынь – и этот факт не заставляет наших польских коллег фантазировать, называя латынь «древнепольским языком». Так зачем это делают у нас?

 

В реальности язык наших средневековых летописей – это такая же «латынь» для нашего населения, потому что в деревнях под Гродно, Полоцком, Львовом, Киевом и Муромом как говорили на своих ИНЫХ везде языках – так и говорят на них поныне, во всяком случае, говорят с явным наличием исходного субстрата.

 

А вот язык наших древнеславянских летописей и нашего древнего болгарского православия (церковно-славянский) был народным только в Болгарии. Об этом, честно говоря, даже как-то неудобно напоминать, так как с констатации этого факта начинали свою работу все основатели грамматик Беларуси, Украины и России – от Мелетия Смотрицкого в ВКЛ до Михайло Ломоносова в Московии. Еще они показали, что наше население в средние века вовсе не говорило на этом летописном и церковном языке, а говорило на иных языках, грамматику которых они и находили.

 

Но коль так – то при чем тут какое-то «массовое переселение к нам славян»? Ведь в той же Польше латынь была введена языком летописей и церкви не из-за массового переселения в Польшу римлян.

 

НЕ БЫЛО НИКАКОГО К НАМ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СЛАВЯН. Был только переход государства на славянский койне – причем, именно из-за принятия болгарской веры. Вот свежая и ярчайшая аналогия: согласно данным последней переписи населения Беларуси, число беларусов, считающих своим родным беларуский язык, упало за 10 лет на 25%: с 85% до 60%.

 

Согласно рассуждениям Инессы Саливон, это языковое изменение якобы должно объясняться только миграцией населения. На разве мы наблюдали за эти 10 последних лет уезд четверти беларусов из Беларуси и приезд на их место двух миллионов русских из России? Нет, такого не было.

 

Вот ровно точно так не было к нам и никакой «миграции славян» в средние века. Происходит смена разговорного языка населения – что объясняется не миграцией/эмиграцией, а процессами глобализации, процессами политики властей. Завтра, глядишь, наши внуки вообще перейдут в общении на английский язык – но это не имеет никакого отношения к домыслам о якобы «этнической смене населения страны».

 

Но в этой теме, как кажется, «работают» совсем другие и далеко не научные соображения. Противники «западнобалтской истории беларусов» не принимают ее только потому, что она разрушает мифы о «триедином русском народе» и разрушает мифы о якобы «исторических претензиях Москвы» на нашу страну. Мало того, научный подход в этом вопросе опровергает заодно и фантастические представления россиян о себе как о «славянах» - их тоже считая только славяноязычными финно-уграми и татарами, но вовсе не славянами. Хотя миф о каком-то «славянском миграционном появлении русского народа» - это там краеугольный камень всего. Хочется спросить – откуда (?) и зачем (?) «мигрировало» в мизерное финно-угорское Залесье Андрея Боголюбского 140 миллионов славян, что равно по численности всему остальному населению Славяноязычного Мира? И было ли вообще такое? Абсурдность очевидна.

 

Слава Богу, сегодня Академия Наук Беларуси уже не оглядывается в своей официальной позиции на «скелеты в шкафу России», с которыми до сих пор не может в научном плане совладать АН РФ (хотя и там есть много позитивных сдвигов к научной правде). У нас в материалах госэкзаменов по истории Беларуси вопрос «округлили» так (то есть, такой ответ сегодня дают на экзамене выпускники школ Беларуси):

 

- единого мнения ученых Беларуси о происхождении беларусов нет, вопрос остается открытым, идут исследования;

 

- одни ученые говорят о миграции к нам славянских переселенцев, другие говорят о славянизации по языку беларусов как этнических балтов;

 

- научная истина пока не найдена.

 

Что же – будем ее искать.