СТОЛЕТИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ БЕЛАРУСИ

Уваход



Зараз на сайце

Цяпер 161 госцяў анлайн
JoomlaWatch Stats 1.2.7 by Matej Koval

Countries

84.7%UNITED STATES UNITED STATES
6.7%BELARUS BELARUS
1.9%RUSSIAN FEDERATION RUSSIAN FEDERATION
1.6%GERMANY GERMANY
0.9%KUWAIT KUWAIT
0.5%POLAND POLAND
0.4%AUSTRALIA AUSTRALIA

 

 

 

 

Rating All.BY Каталог TUT.BY

 

 

DIR.BY

 

 


 

СТОЛЕТИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ БЕЛАРУСИ

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования»

 

Ровно сто лет назад, в 1910 году, в Вильно вышла знаменитая «Короткая история Беларуси» Вацлава Ластовского. Труды по беларуской истории выходили и раньше, но они писались иностранцами, где наша история подавалась в искаженной призме их интересов. А это была первая книга, написанная на беларуском языке беларусом и для беларусов. Фактически, это было рождением исторической науки Беларуси.

 

 

 

 

Судьба этой книги оказалась непростой. Сразу после издания на нее набросились минские черносотенцы и прочие великорусские шовинисты: дескать, книга защищала беларуский «сепаратизм» и намекала на то, что у беларусов есть право на свое собственное Государство. Уже в советское время по этому же обвинению книга была запрещенной и до развала СССР пряталась даже от историков-профессионалов в закрытых хранилищах. И только в 1993 году Минское издательство «Унiверсiтэцкае» выпустило ее издание факсимильного типа.

 

В двух словах об авторе этого первого отечественного исследования истории Беларуси. Вацлав Устинович Ластовский родился в 1883 году, с юности был членом социалистических партий. С 1909 по 1914 работал в Вильно секретарем редакции «Нашай Нiвы», а в 1916-1917 годах редактором газеты «Гоман». Участвовал в создании БНР.

 

Забавно, что Беларускую Народную Республику считают чем-то «нехорошим» даже сегодня многие историки и чиновники Беларуси. Одна дама, например, сказала, что «БНР была создана во время немецкой оккупации, а потому отношение к БНР негативное». Но это совершено неважно – как была создана БНР, а важна именно и только сама идея Народной Республики. Почему, например, Монгольская Народная Республика – это «хорошо», а Беларуская Народная Республика – это «плохо»?

 

Именно этот вопрос задавал Вацлав Ластовский, который предлагал такую же независимость социалистической Беларуси, каковой обладала Монгольская Народная Республика. Однако советские власти ничего вразумительного ответить не смогли. Как, впрочем, и сегодня противники БНР не могут объяснить, чем же им не нравится сама идея государственности Беларуси.

 

Весной 1919-го Ластовский вступил в Беларускую партию социалистов-революционеров, был включен в ее ЦК. В начале 1920-х жил в Ковно (ныне Каунас), занимался там научной работой. Был редактором журнала «Крывiч», который выходил в Ковно в 1923-1927 гг., издал несколько книг. В 1927-м он признал Советскую власть, стал гражданином СССР и переехал в Минск, где работал директором Беларуского государственного музея. Позже работал в Институте беларуской культуры, в 1928 году стал членом Беларуской Академии наук и ее постоянным секретарем. В 1930 году был арестован вместе с другими нашими учеными и без суда сослан. В 1938 г. после повторного ареста его расстреляли как «врага народа». Через полвека, в 1988 году, его реабилитировали.

 

ПОИСКИ НАШЕЙ ИСТОРИИ

 

«Короткая истории Беларуси» Вацлава Ластовского (Власта) состоит из пяти частей: 1) до 1129 г.; 2) 1132-1430 гг.; 3) 1430-1569 гг.; 4) с 1569 до разделов Речи Посполитой; 5) «Беларусь под Россией».

 

27-летний автор не занимался сам историческими исследованиями – его труд является скорее компиляцией из других источников, но компиляцией, созданной в призме интересов Беларуси. Интересно, что в «списке литературы» Ластовский приводит книгу Кояловича «Чтения по истории Западной России» (СПБ., 1884) – одиозного беларусофоба и изобретателя коллаборационистской концепции «западнорусизма». Коялович презирал все беларуское и украинское и мечтал о том, чтобы беларусы и украинцы забыли свои языки и стали говорить на «языке великороссиян».

 

Нынешние историки упрекают Ластовского в том, что он практически ничего не сказал о восстаниях беларусов против царизма в XIX веке, ни словом не упомянул Кастуся Калиновского. Однако это как раз вполне понятно: книга издавалась в 1910 году в царской России, критиковать тогда царей – это критиковать режим, то есть революционная литература. Но автор писал не революционную брошюру, а книгу по истории. Поэтому пришлось о событиях XIX века говорить весьма осторожно.

 

Что касается нашего древнего прошлого, то тут у автора множество принципиальных ошибок и заблуждений. Да, он всячески пытался показать, что у беларусов своя собственная история, не связанная с историей украинцев или московитов. Но, к сожалению, он не смог разобраться вообще в главном: что такое «Русь», «Литва», «Беларусь», кто такие «славяне», «балты», «литовцы», «литвины», «беларусы». А без четкого определения этих категорий – и каша в любых исследованиях.

 

Похвально хотя бы, что Ластовский ясно указывает: наша история не имеет ничего общего с историей «Киевской Руси» - хотя с ней как с писаной торбой до сих пор носятся многие беларуские профессора. Однако выпячивание ее «исторического значения» - это изобретение царизма, который таким образом хотел обосновать «древность своей власти» и «не ордынское происхождение» Московии-России. Беларусы были под господством Киева всего около 70-ти лет, зато потом сами два века владели Киевом как своей захудалой провинцией, пока при создании Речи Посполитой не подарили его Польскому Королевству.

 

Ошибочные взгляды Ластовского таковы: «беларусы – это славяне», а «литовцы – это латыши, жемойты, ятвяги». Недалеко от таких взглядов ушли и современные ученые. Например, доктор исторических наук, профессор А. Грицкевич, написавший послесловие к факсимильному изданию книги Ластовского в 1993 году, отмечает:

 

«Первая часть книги (до 30-х гг. XII в.) начинается с описания славянских племен кривичей, дреговичей и радимичей, которые слились в один беларуский народ. Однако современный беларуский археолог Г.В. Штыхов и иные также относят создание беларуской народности к более раннему периоду. Правда, один раз автор упоминает среди этих племен и ятвягов, но историки считают их племенами не славянского, а балтского происхождения».

 

И далее: «…на западе беларусы жили вперемешку с литовцами (литвинами), на территории современной автору Виленской губернии».

 

Те же самые нелепые заблуждения. «Литовец» и «литвин» - это не синонимы, как ошибочно считает профессор Грицкевич, а совершенно разные этносы. Слово «литовец» появилось только в XIX веке в русском языке, этим словом царизм называл жмудинов и латышей. То есть, восточных балтов. А слово «литвин» - это самоназвание беларусов до 1840-х годов (хотя селяне Минской области себя называли «литвинами» или «тутейшими» на опросах даже середины ХХ века).

 

В документах ВКЛ (Метриках, Статутах, Переписях войска ВКЛ и пр.) нет ни одного «беларуса» - как и никакой «Беларуси». Наша страна – Литва, а народ – литвины. Нынешние «литовцы» там фигурируют только как «жемойты». Как нет и ни одного украинца, они фигурируют как «русины», а нынешние русские – как «московиты». Мало того, второе название страны московитов того времени – это «Белая Русь», а правители Москвы подписывали свои письма титулом правителя Белой Руси.

Карамзин привел в своей «Истории государства Российского» письма, которые слал в Рим Иван III перед своим браком с униаткой Софьей Палеолог в 1472 году. Иван III подписывался как «князь Белой Руси».

 

В книге Александра Гваньини (кстати, коменданта Витебска) «Описание Московии»:

 

«Я намерен, благосклонный читатель, описать Московию и пределы ее, коими она замкнута; я полагаю, что прежде всего надлежит мне рассказать, откуда берет она свое наименование. Это – некая область в центре Белой (как называют там) Руссии, лежащая на северо-востоке, от которой получают наименование Московии и все прочие области Руссии, лежащие вокруг (хотя и названные совершенно различными именами); жители их на местном языке называются московитами, и сам монарх областей Руссии именуется великим князем Московии. Далее, московиты были вначале малым и незначительным народом русских, но теперь уже благодаря прибавлению многих государств к Руссии, частично присоединенных на правах законного наследования, частично подчиненных силой или хитростью, она начала сильно расти за счет завоеванных и захваченных областей соседних народов, так что может считаться обширнейшей державой».

 

Как видим, с первых строк книги автор указывает, что Москва – центр Белой Руси, а также Белой Русью являются далее им перечисляемые «области вокруг» в лице Пермии, Мордовии, Рязани-Эрзя, Суздаля – и прочие все финские территории ныне Центральной России. То есть, это и есть – в понимании московитов того времени – Белая Русь.

 

Можно привести еще десятки подобных цитат той эпохи, где Литвой именуется Кривия кривичей, а Белой Русью и «белорусцами» – именно Московия и московиты.

 

К сожалению, без понимания этой смены названий – нет и понимания при чтении исторических документов. Так садятся в лужу даже самые маститые историки Беларуси. Например, они находят в документах ВКЛ несколько упоминаний про «белорусцев» - и вещают, что это «первые случаи употребления названия в отношении нынешних беларусов». Когда на самом деле речь идет о беглых крестьянах из Московии – то есть «Белой Руси» московитов-белорусцев.

 

Как название «белорусец» перешло с московитов на этнос кривичей, который в ВКЛ называл себя литвинами?

 

Чтобы ответить на этот вопрос, вначале взглянем на карты проживания беларуского этноса (то есть КРИВИЧЕЙ), составленные Риттихом (1875), Карским (1903), Московской Диалектологической Комиссией (1915), Станкевичем (1921). Территория кривичей-беларусов доходит до Пскова, Ржева и Вязьмы, включая в себя Смоленск, Курск, Брянск.

 

Эти земли как этнически однородные княжества одного этноса – объединил некогда князь Альгерд, тем самым преодолев для этноса кривичей период феодальной раздробленности. Понятно, что российские и советские авторы так не считают, а представляют дело иначе – дескать, «литовский князь захватывал русские княжества». «Русские» они были или не «русские» (тем более в извращенном смысле «господства Москвы») - это никакого значения не имеет в свете того факта, что все эти земли – кривичские, и Альгерд собрал Криву. Кстати, в этом плане акцент Ластовского на Криве кривичей как этно-государственной общности весьма верен!

 

А вот восточнее ВКЛ Альгерда лежали границы уже финно-угорских земель Московии: меря, эрзя, мещера, мокша, мурома и прочие. Их Альгерд «собирать» не стал – так как там жили племена уже другой расы – не индоевропейской, с непонятным языком, где только княжеская власть и попы говорили по-болгарски (славянскому языку учились из болгарских книг и от болгарских попов).

 

Так было собрано этническое государство кривичей, которые, правда, к этому времени назывались уже литвинами и Литвой, но по сути это нынешние синонимы слова «беларусы». Это признавали тогда и московиты; например, в Задонщине (1480) Брянск назван «славным городом литвинов».

 

Но в дальнейшем Московия (Белая Русь) начинает откалывать один за другим куски ВКЛ-Кривы, под ее власть уходят Смоленск, Брянск, Курск. Название «белорусцы» распространяется и на них. А когда отживает название «московиты», то название «белорусцы» начинает ментально связываться уже с кривичами-литвинами, которые кардинально в этническом плане отличались от местных в Московии финно-угров. Это, конечно, весьма упрощенная схема, но она в принципе показывает появление этого названия, совершенно чуждого для нас, так как мы были или Кривой, или Литвой – но не были никакой «Русью». Тем более «Белой», то есть Московской.

 

Эта тема переноса названия Московии как «Белой Руси» на земли кривичей-литвинов – лишь начинает изучаться, и тут непаханое поле для работы современных историков. Но этот вопрос имеет какое-то принципиальное значение лишь в том смысле, что само название «Белая Русь» не является для кривичей исконным и родным, а является заимствованным у московитов, наносным и чуждым. А вот куда важнее два других главных заблуждения как Ластовского, так и профессора Грицкевича.

 

ДВА ГЛАВНЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЯ

 

Первое главное заблуждение касается неверного определения, что кривичи – это якобы «славяне». На самом деле это славянизированные западные балты, что к сегодняшнему дню доказано научными исследованиями во всех сферах (археология, антропология, генетика, языкознание, культурология и пр.). Кем были фантастические «радимичи» и «дреговичи» - неясно, ибо о них не упоминается с поры первых и единственных о них упоминаний, зато вполне «материальны» ятвяги Ятвы (столица Дарагичин) и дайновичи Дайновы (столица Лида). Это тоже западные балты. А еще западные балты – это мазуры Варшавы, от смешения с которыми ляхи Кракова утратили свой до этого чистейший славянский язык и стали пшекать.

 

Конечно, Вацлаву Ластовскому простительно ничего не знать в 1910 году о западных блатах – ведь концепции о них активно появились у ученых только в 1970-е годы. Но вот незнание профессора Грицкевича трудно объяснить. У него под понятием «балты» фигурируют только восточные балты: жемойты и латыши, а западные балты (весь этнос Беларуси и весь народ Северной Польши – мазуры) у него считаются «славянами». Но отчего же тогда они пшекают и дзекают, плюс имеют около четверти древнейшей лексики, которая древнее времени образования славянского языка? Напомню, что славяне – это самое юное образование в Европе (IV-VI века), которое появилось из смешения готов с западными балтами (и с еще какой-то составной) в походе готов и западных балтов в Европу во время великого переселения народов. А вот западные балты – древнее и германцев, и романцев, а, например, прусский язык лежал в основе всех индоевропейских языков, как это открыли лингвисты при изучении чудом сохранившихся нескольких немецко-прусских разговорников.

 

Впрочем, сама Пруссия (Порусье) была до немецкого завоевания абсолютно неоднородной в этническом плане. Ее самая западная часть Помезания (пограничная Поморью, где, кстати, жили лютичи и где до Нашей Литвы западная часть Поморья именовалась «Лютвой») – управлялась князем Святополком, называлась «Русью», там жили колонисты ободриты-русины, то есть славяне. Погранично лежали княжества западных балтов, которыми управлял в начале XIII века их король Рингольд, а потом его сын Миндовг (создатель ВКЛ). Это: Погезания, Земля сассов, Галиндия, Судовия (Северная Ятва ятвягов, захвачена немцами в 1279-83 гг.) – этнически это земли западных балтов, родственных (в том числе язык понимали как свой) нашим ятвягам, дайновичам, мазурам и кривичам. А вот восточнее лежали земли уже восточных балтов, чей язык в одной группе с жемойтским и латышским. Это Бартия, Натангия, Самбия, Скаловия, Надровия.

 

Историю Пруссии нельзя понять, не выделяя в три разные группы славян, западных балтов и восточных балтов. Однако кто изучал эту историю Пруссии, хотя она – ближе к нам, чем далекий Киев?

 

Тут - второе заблуждение беларуских историков. Вопреки их фантазиям, нашу Литву-ВКЛ создали вовсе не местные племена ятвягов, кривичей или тем более туземных тогда язычников жмудинов, не имевших не только письменности, но даже гончарного круга и металлических орудий труда. А создали Литву-ВКЛ мигранты к нам из Порусья, Поморья и Полабья: их князья со своими дружинами и своими горожанами. Именно они сделали «на пустом месте» великую державу «от моря до моря», о чем мы рассказывали в ряде наших публикаций.

 

Сегодня только начинает изучаться этот аспект нашей древнейшей истории – ведь в царской России и СССР любые попытки исследовать истоки беларуского этноса «не со стороны Киева или Москвы» на корню пресекались.

 

ТЕМЫ НОВЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

 

Как оказалось, мы вообще почти ничего не знаем о нашей истории предков, которая подменялась всякими мифами соседей. Все началось с мифа про якобы «италийское происхождение» восточных балтов, из-за чего еще в новосозданной Речи Посполитой власти стали ошибочно считать «Литвой» восточных балтов, а не кривичей (см. нашу статью «Утраченная Литва», №4, 2010). Дескать, язык жмудов похож на латынь, а потому они – «италийцы», а само слово «Литва» - это от слова «Италия» с усеченным артиклем «L’». На самом деле язык восточных балтов – это просто индоевропейский реликт, так как эти племена на протяжении двух тысяч лет вели затворнический образ жизни, скрываясь в чащах лесов от любых завоевателей. То есть, с научной точки зрения, авторы концепта про «римские корни Жмуди» сели в лужу. Это наши литвинские мыслители XVI века Михалон Литвин (он же Венцеслав Миколаевич, ок. 1490-1560), Вацлав Ян Агриппа (ок. 1525-1597) и виленский войт Ротундус Мялевский, (1520-1582).

 

В определенном смысле – это и есть наши первые историки-беларусы, а вовсе не В.У. Ластовский. Но, во-первых, они не использовали термины «беларусы» и «Беларусь» (ибо таковые тогда применялись не к нашему народу, а к московитам). Во-вторых, писали на латыни, а не на нашей мове. А в-третьих, придумали совершенно дикие концепции, в которых «литвинами» следовало отныне считать не кривичей, а туземных жемойтов, да еще и латышей, которые к Литве вообще никогда никакого отношения не имели. То есть заблуждение перенесло термин «Литва» с западных балтов на всех восточных балтов.

 

Эта тема – огромное поле для новых исторических исследований, так как сей выдуманный концепт Литвина, Агриппа и Мялевского потом лег в основу историко-этнических представлений царской России (там везде под графой «Литовское племя» записывали жмудинов и латышей), а затем и СССР периода Сталина.

 

Другая важнейшая тема – полный пересмотр выдуманной Екатериной II при оккупации Речи Посполитой «концепции» о каких-то «восточных славянах». Куда она, кстати говоря, записала еще и поляков (к тому же записала их в «Древнюю Русь»). Нет никаких «восточных славян», есть только славянизированные западные балты (беларусы и днепровские балты), есть славянизированные финно-угры («Золотого кольца» России и Восточной Украины) и славянизированные сарматы (западной половины Украины).

 

Третья тема – разобраться с тем, что понималось под словом «Русь». Его историки РФ и Украины узурпируют и перетягивают на себя, как одеяло, хотя изначально Русь – реалия Центральной Европы, название колоний варягов – то есть смешанных колоний готов и западных балтов, промышлявших грабежом, рэкетом с торговых путей и наемной военной службой при дворах европейских государей.

 

Точно так надо разобраться с понятием «Литва». Это понятие не имеет никакого отношения к нынешней Республике Летува, которая в ВКЛ именовалась Княжеством Жемойтским. Как Жмудь стала «Литвой» - это вопрос отдельных исследований. О рамках этой темы, впрочем, было сказано выше, но именно «в приложении» к нынешней Беларуси. Однако, думаю, отдельная тема интересных исследований – это «историография» нынешней Летувы – как «заимствования» и переиначивания там на свой манер в полном виде истории наших беларуских предков. Тут тоже можно написать много интересных диссертаций.

 

Казалось бы, хорошо известны события XIX и XX века. Однако и там много «белых пятен». Например, не поставлены «точки над i» в вопросе – за кого все-таки воевал наш народ в войне 1812 года – за Наполеона или за Российскую империю. Или: почему и отчего БССР стала соучредителем ООН, но, например, соседняя Литовская ССР не стала? Причем, как и РСФСР. Таких вопросов очень много.

 

С развалом СССР оказалось, что мы, беларусы, очень мало знаем о своей истории. Практически – витаем в плену каких-то мифов, которые о нашей истории сложили соседи из своих эгоистичных соображений. Создание Независимой Беларуси в 1991 году задало и нашим историкам цель – сделать концепцию национальной истории нашей Державы, которая бы стала инструментом возрождения национального сознания и патриотизма, служила бы целям упрочения нашей Государственности и единения беларуской нации – на фоне угроз и вызовов эпохи. Пока историческая наука Беларуси тут делает лишь первые шаги – так как приходится преодолевать чудовищные завалы мифов и демагогии, что накоплено за весьма долгое время отрицания нашего права на свое Государство. Видимо, только лет через 10, 20, 30 – наши историки Беларуси смогут создать четкие представления о том, кто такие беларусы и что такое Беларусь как субъект истории Цивилизации.

 

Наша историческая наука Беларуси возродилась фактически только в эпоху Перестройки (хотя, конечно, были историки и до этого, не только Ластовский, но и эмигранты или диссиденты). Однако следует вспомнить, что первый учебник «Истории БССР» был издан только после смерти Сталина, да к тому же он был написан «школой западнорусизма» - последователями Кояловича. Поэтому беларусы на протяжении всего ХХ века не знали своей настоящей истории, а большинство наших историков были под влиянием навязываемых нам извне беларусофобских концептов.

 

Вот почему переиздание книги Ластовского в 1993 году у нас было принято как «сенсация», «откровение», «утраченные знания». Хотя в плане действительного изучения наших истоков эта книга переполнена мифами соседей – и потому не совсем хороша (но обязательно нужна), что и написал в комментарии профессор А. Грицкевич.

 

Конечно, начало нынешней беларуской исторической науке положила в 1910 году книга Вацлава Ластовского «Короткая история Беларуси». Ее главная ценность в том, что она задавала самоопределение Беларуской Нации и закладывала основы Государственности Беларуси. Именно из-за этого книга была потом запрещена в СССР и скрыта от беларусов в тайных хранилищах СССР до самого развала этой страны.

 

Но вот ведь вопрос – существовала ли беларуская историческая наука в СССР – в период от издания книги с 1910 года до 1991 года? Были рецидивы, но они пресекались коммунистами (это детально рассмотрено в нашей статье «Старые споры», №7, 2009). Поэтому, может быть, и нельзя говорить, что мы отмечаем СТОЛЕТИЕ исторической науки Беларуси, которая в СССР просто не существовала. По другим многим признакам – такой науки вообще пока нет даже сегодня, а есть только пересказ концептов соседних стран. То есть, даже до книги Ластовского 1910 года мы пока ментально не доросли из нашего СССР, в котором продолжаем ментально жить…

 

Хотя – сто лет прошло. Вот и думайте сами: есть сто лет исторической науки Беларуси – или же она вообще пока себя не родила Миру в академических рамках…