КАК ПОЯВИЛИСЬ ФАМИЛИИ БЕЛАРУСОВ

Уваход



Зараз на сайце

Цяпер 183 госцяў анлайн
JoomlaWatch Stats 1.2.7 by Matej Koval

Countries

85%UNITED STATES UNITED STATES
7%BELARUS BELARUS
1.7%RUSSIAN FEDERATION RUSSIAN FEDERATION
1.4%GERMANY GERMANY
1%KUWAIT KUWAIT
0.4%LITHUANIA LITHUANIA
0.3%POLAND POLAND

 

 

 

 

Rating All.BY Каталог TUT.BY

 

 

DIR.BY

 

 


 

КАК ПОЯВИЛИСЬ ФАМИЛИИ БЕЛАРУСОВ

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования»

У каждого беларуса есть своя фамилия. Но далеко не каждый знает, как и когда она появилась.

 

ПЕРЕПИСИ НАСЕЛЕНИЯ БЕЛАРУСИ – 503 ГОДА

 

Фамилии – как передаваемое по наследству название рода – появились не так давно по историческим меркам. В Википедии по этому поводу сказано:

 

«Возникновение фамилий в современном понимании произошло поздно и было связано, очевидно, с расширяющимися экономическими связями и необходимостью регулирования института наследования. Очевидно, что впервые они появились в экономически развитых областях Северной Италии в X-XI вв. В дальнейшем процесс активного становления фамилий начался и на юго-востоке Франции, в Пьемонте, и постепенно охватил всю Францию. В Англии процесс становления фамилий начался после её завоевания норманнами в 1066 и закончился к XV веку, хотя в Уэльсе и Шотландии формирование фамилий шло и в XVIII веке. Похожая ситуация сложилась и на территории Германии, где формирование фамилий немецких крестьян шло еще и в XIX веке. На рубеже XV-XVI вв. фамилии достигли Дании. В 1526 году король приказал всем датским дворянам обзавестись фамилиями. Из Дании и Германии фамилии перешли к шведам».

 

Но не только к шведам – уже через два года у всех наших дворян были фамилии, зафиксированные в Переписи войска ВКЛ 1528 года. Правда, скорее всего, они еще не передавались по наследству и являлись лишь «фамилиями-отчествами». Подробнее об этом – в конце статьи.

 

Вообще говоря, первая перепись населения Беларуси состоялась 503 года назад. Согласно с постановлением Виленского сейма 1507 года «паны, княжата, зямяне, удовы i уся шляхта абавязаны былi перепiсаць людзей у сваiх маентках i под прысягай представiць спiскi гаспадару».

 

То есть, наша шляхта сама переписала себя, свои семьи, своих слуг и крестьян и под присягой передала эти сведения писарям, отвечавшим за перепись. Однако в те времена фамилии больше походили на современное отчество и не передавались по наследству. Например, дети и внуки Ольгерда именовались Ольгердовичами, но при этом его сын Ягайло (Яков в православии с рождения) дал род польским королям, которые носили «фамилию» уже не Ольгердовичей (хотя вполне могли), а Ягайловичей (Ягеллоны).

 

Неудивительно, что практически все фамилии шляхты в Переписи войска ВКЛ 1528 года были производными от имен (а не от профессий и иных качеств) – и все имели форму на «-ович»: Юшко Моствилович, Станислав Пикелевич, Лаврин Михайлович, Миколай Якубович с братом, Миколай Койлевич, Римко Кгитовтович, Стась Петкович с братом, Станислав Радивилович, Петр Вежевич, Павел Виштартортович, Юц Юрьевич, Шимко Миколаевич с братом, Григор Андреевич, Юц Пиктурнович – и т.д.

 

Но откуда взялась сама форма на «-ович»?

 

У БЕЛАРУСОВ БАЛТСКИЕ ФАМИЛИИ

 

В Беларуси абсолютное большинство гидронимов и топонимов – западнобалтского происхождения, не славянские. Аналогично с беларускими фамилиями и древними языческими именами. Фамилия автора этой статьи, видимо, происходит от реки Деражня и производных от нее населенных пунктов Деражи, Деражное, Деражня; на балтском языке «derzus» – «вязкий».

 

Вот несколько примеров, которые приводит беларуский историк Анатоль Тарас в книге «Предыстория беларусов с древнейших времен до XIII века».

 

Адам Мицкевич и Якуб Колас (Кастусь Мицкевич) – беларусы. Они имеют одну и ту же фамилию – Мицкевич, которая происходит от западнобалтского (литвинского) имени Мицко с формантом «-евич». В современном летувисском языке «mito» - кормиться, питаться, жить.

 

В телефонном справочнике Минска пятилетней давности семей с такой фамилией насчитывается 259. Кроме того, есть фамилии с этим корнем: Мицко, Мицкович, Мицкой.

 

Андрей Рымша (1550-1599) – беларуский поэт и переводчик, участник Ливонской войны. Эта фамилия произошла от западнобалтского имени Рым, что переводится как «тишина, спокойствие, безмятежность». В телефонном справочнике указано 35 семей с фамилией Римша и 19 – Рымша. Фамилий с корнем Рим – 182, с Рым – 119. Всего в справочнике 38 вариантов фамилий с корнем Рим/Рым.

 

Фамилия поэта Франтишека Богушевича (1840-1900) произошла от балтского имени Багуш, что означает «безвременный» - «ba» - без и «gus», «gusis» - момент, время. В справочнике 74 семьи с такой фамилией. Всего же семей с фамилиями, производными от имени Багуш, там 217: Багушевич, Богуш, Богушев, Богушевич, Богушевский, Богушко.

 

Доктор исторических наук Анатоль Грицкевич широко известен в Беларуси. Его фамилия, как и многие другие беларуские фамилии, образовалась от литвинского имени Гриц (gricia – изба, хата), которое было очень популярным среди литвинов в Средние Века, и форманта «-евич». В телефонном справочнике имеются 122 семьи с такой фамилией. А фамилий от имени Гриц – 384.

 

Общеизвестна спортсменка из Гродно Ольга Корбут, чемпионка Олимпийских игр 1972 и 1976 годов, чемпионка мира 1974 года. Такова же фамилия министра финансов Беларуси (в 2005 году) Николая Корбута. Фамилия Корбут происходит от литвинского имени Корибут и переводится как «воинственный нрав (или характер)». В телефонном справочнике 197 семей с такой фамилией.

 

Балтские корни в своих фамилиях имеют многие другие политические, государственные, научные деятели современной Беларуси, выдающиеся беларуские артисты и спортсмены: Борткевич, Гоцманов, Гуринович, Дайнеко, Дидюля, Домаш, Домашкевич, Зыгмантович, Кебич, Радивилов, Статкевич, Хацкевич, Чигир, Шушкевич…

 

Анатоль Тарас исследовал из справочника фамилии беларусов на А, Б, Д и К. Всего были проанализированы 1133 фамилии. Среди них имеют балтский корень – 824 (72,7%), славянский – 50 (4,4%), корни имеют перевод в обоих языках – 259 (22,9%). Ученый делает вывод:

«Как видим, фамилии с балтскими корнями резко преобладают (95,6%). То же самое мы видели на примере гидронимов и топонимов. Комментарии излишни…

 

Вывод: Главный след истинной истории – язык этноса. Поскольку 80-90% беларуских слов имеют балтский корень, постольку вывод может быть лишь один: нашими предками были балты».

 

И тут мы подходим к самому интересному вопросу: форманту «-ович»/«-евич». С какой стати лингвисты его считают «славянским», если он употреблялся только у западных балтов?

 

ФОРМА НА «-ОВИЧ»

 

На мой взгляд, Анатоль Тарас ошибается, когда пишет:

 

«Рассмотрим более детально процесс образования фамилий литвинов. Как сказано выше, обычно они происходили от имени предка, к которому добавлялся формант «-ович» или «-евич». В связи с этим уместны вопросы: 1) у кого еще есть фамилии с такими формантами; 2) когда они появились в ВКЛ?

 

На первый вопрос ответ однозначный: фамилии с формантами «-ович», «-евич» относятся к славянским языкам. Такие фамилии встречаются у сербов, хорватов, словенцев, македонцев, поляков, русских».

 

Не согласен. Форманты «-ович», «-евич» противоречат нормам всех славянских языков. Ни в одном славянском языке нет формы ответа на вопрос «чей?» или «какой?» с использованием «-ович». Мы по-славянски не говорим на арбузную корку, что она «арбузович корка», а на ребенка соседа, что это «соседич ребенок».

 

НО ИМЕННО ТАК ЗВУЧАЛО В ЯЗЫКЕ ЗАПАДНЫХ БАЛТОВ!

 

Архаичный язык западных балтов имел у прилагательных форму на «-ич», полностью аналогичную форме латинских прилагательных на «-is». Обе эти формы – вариации единой некогда индоевропейской формы. Наши предки западные балты (ятвяги, дайновичи, кривичи – позже обще называвшиеся литвинами) использовали архаичное «-ич» вместо юного славянского «-ий»: не «стеклянный стакан», а «стекляныч стакан»; не «младший сын», а «младшич сын» и т.д.

 

Разница в формах западнобалтской «-ич» и славянской «-ий» кажется вроде бы небольшой, так как звук «ч» на конце слова вполне закономерно исчез в рамках языкового упрощения при формировании славянского койне (из-за слияния готского и западнобалтского языков у варягов, которые и создали славянский койне). Но (!) – это упрощение породило все-таки две главные разновидности дворянских фамилий: западнобалтские на «-ич» и славянские на «-ский» (Дубрович/Дубровский; Янович/Яновский).

 

Фамилии на «-ович», «-евич» встречаются именно и только у потомков западных балтов. Кроме беларусов, это еще мазуры Мазовы (а не «поляки» - у ляхов Кракова в XVI веке таких фамилий не было, только славянские на «-ов» и «-ский»). А также это лужицкие сорбы и потомки их переселенцев на Балканы – народы бывшей Югославии. У всех (как и у нас, беларусов) преобладают в именах и фамилиях, в гидронимах и топонимах балтские корни. А не славянские.

 

Поэтому формы «-ович», «-евич» - это западнобалтские, а не славянские. Они являются реалией западнобалтского языка и полностью аналогичны формам восточнобалтского языка «-ойтис» и «-айтис». (Аналогичны и наши топонимы на «-овичи», «-евичи»: их нет у славян.)

 

Ярчайшим доказательством этого являются уже не фамилии, а имена литвинов – в эпоху Переписи войска ВКЛ 1528 года, где, напомню, все фамилии образованы строго от имен с формантом «-ович»/«-евич», а не от названия профессии или качеств. А вот языческие имена простолюдинов как раз отражали эти качества. Многие из них (которые приводит А. Тарас) имели форму прилагательного – причем, уже славянскую на «-ий»: Высокий, Голый и др. Но большинство таких «прилагательных» имен еще имели форму западнобалтскую на «-ович» или «-ич»: Арбузович, Блудкинич, Волосович, Завидич, Клекачевич, Носович, Претич, Прикупович, Твердятич и т.п.

 

Повторяю: это не фамилии, а ИМЕНА. Судя по всему, данные не с рождения, а прозвища. Аналогично славянским формам «Высокий», «Голый» наши предки давали названия «Волосович» (то есть «Волосатый») или «Носович» («Носатый»). Это стопроцентно показывает, что в то время в языке нашего населения прилагательные имели еще западнобалтское образование форм на «-ич» вместо славянского на «-ий»/«-ый».

 

От западнобалтских прилагательных на «-ич» образовывались в языке литвинов (ятвягов и кривичей) и существительные тоже на «-ич». Славянский язык унаследовал их как целый класс существительных на «-ец»/«-иц». Например: слово «гостинец» - это измененное «гостинич». По этому пути менялись и фамилии на «-ич» у немцев при онемечивании лужицких сорбов: «Булевич» стало звучать как «Булевиц», «Рускевич» как «Рускевиц», отсюда и Штирлиц. Придумавший эту фамилию как «немецкую» Юлиан Семенов, я уверен, и не предполагал, что она показывает онемеченную западнобалтскую фамилию «Штирлич» - скорее всего, лужицкую.

 

Имена литвинов на «-ец»/«-иц» являются как бы переходной формой от имен чисто западнобалтских на «-ич» к славянским на «-ий»: Глазоемец, Гостилец, Душилец, Зубец, Зуболомец, Слепец. Это последнее «Слепец», к примеру, в языке литвинов было «Слепич», в славянском «Слепой» - а в данном случае это переходная форма от одних языковых норм к другим.

 

В западнобалтском языке форма «-ич» была окончанием прилагательных (аналогично «-is» в латинском языке). Новую славянскую форму «-ий» (которую навязывали нам ляхи, ободриты Рюрика, русины Киева) литвины и мазуры долго не принимали. Вместо нее в подвергавшемся славянизации языке населения ВКЛ-Беларуси и Северной Польши (мазуров) стали использовать вообще усеченное «-и». Согласно законам лингвистики, при переходе с западнобалтского на славянский язык наши предки упрощали его формы. При замене западнобалтского «лисич хвост» на «лисий хвост» - стали говорить упрощенное «лиси хвост», но равно в наш новый язык мы внесли альтернативную «смешанную» форму «лисичий хвост» - нелепую для норм славянского языка, это фактически попытка смешать вместе балтийский и славянский форманты.

 

И равно упростили фамилии на «-ский» до формы «-ски» - что является чисто западнобалтской реалией. Если у ляхов Кракова было «Дубровский», то у нас в ВКЛ и в Мазове, и у лужичан это стало «Дубровски». Потому что не «дубовый лес», а «дубовы», не «местячковый», а «местячковы». Это объяснимо: при навязываемом переходе образования прилагательных с «-ич» на «-ий» неизбежно выбирается усредненный вариант, ибо так проще говорить.

 

Более сложная западнобалтская форма «-ович» включает уже качество принадлежности (аналогична летувисской «-ойтис»). При образовании славянского языка из синтеза языка готов и западных балтов – славянский койне в рамках языкового упрощения потерял «-ич» (подобно языку готов) и оставил только «-ов», что в готском звучало как «-оу» или «-он» с носовым «н».

 

Язык готов уже сам по себе являлся огромным упрощением балтского языка. Напомню, что все германские языки – это лишь отпочкование от балтского языка, «испорченное» смешением с туземными языками кавказоидов (не индоевропейцев) Европы, земли которых захватывали вышедшие с нашей территории балты – и ставшие потом германцами. А славянский койне – вообще «испорченный индоевропейский» вдвойне, так как стал смешением языка уже готов (у которых индоевропейский был существенно упрощен) с западными балтами. В рамках такого двойного упрощения – были выкинуты формы балтских/латинских прилагательных на «-is»/«-ич», без чего «-ович» стало упрощено в «-ов» по норме готского «оу»/«он». Так как готский язык когда-то ранее тоже сам утратил эти «-is»/«-ич».

 

В итоге древнее индоевропейское и балтское «Мамович»/«Мамойтис» (от «Мама») было усечено и стало звучать у германцев как «Мамон», у славян «Мамин». Славянское «-ин»/«-ен» в фамилиях произошло именно от готского «-он».

 

Мало кто сегодня понимает, что в основе форм образования фамилий «славян» (России, в том числе) – два главных форманта. Один – это готский. Фамилии Джексон и Ленин – равно образованы по этому германскому (готскому) форманту с «-он»/«-ин». Второй – упрощение западнобалтской реалии, где «-ович» упрощено до «-ов», «-ков», или «-ко» в Украине, «-ку» в Румынии.

 

Ретроспективно в основе всех этих германских и славянских фамилий – лежат наши западнобалтские фамилии. Беларусы старше на тысячи лет и германских народов, и всех славянских (точнее – славяноязычных). Наши балтские фамилии и имена на «-ич» и «-ович» отражают как реликт не наш язык, а древний общий индоевропейский язык, из которого появились потом и латынь, и все языки Европы.

 

ЗАБЛУЖДЕНИЯ С ОТЧЕСТВАМИ

 

Анатоль Тарас пишет:

 

«Первые упоминания отчеств в летописях относятся к временам Киевской Руси и Полоцкого княжества.

 

«В XV веке в Московской Руси с отчеством на «-ич» именовались лишь великие князья, князья и бояре, т.е. представители социальной элиты. Такая же ситуация сохраняется и позднее, в XVI-XVII веках. Характерно, что в XVI веке боярские дети именовались поначалу с отчеством на «-ов» и, только попав по праву рождения в бояре, - с отчеством «-ич». Во времена Екатерины II в чиновничьей росписи указывается, что особы первых пяти классов должны писаться с отчеством на «-ич», лица шестых – восьмых классов – с отчеством на «-ов» и «-ин», а все прочие чиновники должны писаться без отчеств» (Успенский Ф. Скандинавы. Варяги. Русь. М., 2002).

 

Со временем отчества превратились в фамилии».

 

И здесь я не могу согласиться.

 

Речь тут идет вовсе не об отчествах, а о фамилиях. Другое дело, что – как было сказано в начале статьи – они тогда не передавались по наследству. В противном случае тогда следует считать, что в Переписях войска ВКЛ отображены вовсе не фамилии, а отчества – ведь все они указывают имя отца и имеют форму на «-ович» (у жемойтов на «-ойтис»). А это, согласитесь, абсурдно.

 

Некоторые редкие записи в летописях времен Полоцкого княжества типа «Борис Глебович Скорняк» - нельзя воспринимать как нынешнюю советскую паспортную форму. Там имя и фамилия – это именно «Борис Глебович», а «Скорняк» - это прозвище или профессия. Это подтверждается тем фактом, что в третьей позиции этой конструкции никогда нет имени или образованной от имени формы, а всегда стоит прозвище, означающее профессию или иное качество. При этом ни «Глебович», ни «Скорняк» по наследству не передавались.

 

Отчеств на «-ович» у беларусов вообще никогда не было. Имя отца указывалось за именем человека в неизмененной форме, например: «Ян Франтишек Янкович» или «Кастусь Доминик Станкевич». Впервые беларусы стали писаться с отчествами на «-ович» только в СССР: восточные беларусы – с 1921 года, западные беларусы – с 1939. Аналогично отчеств нет ни у одного славянского народа вне границ СССР, но зато они были навязаны большевиками азиатским и кавказским народам, молдаванам и прибалтам.

 

По этой причине сегодня в Беларуси следует отменить советские отчества как абсурдные и противоречащие беларускому языку и беларуским фамилиям на «-ович». «Андрей Янович Янович» или «Ян Андреевич Андреевич» - это звучит просто нелепо. Замечу, что в большинстве бывших республик СССР формы отчества на «-ович» давно упразднены. Это же надо сделать и нам.

 

Теперь по поводу появления этих отчеств на «-ович» в Московии-России как символа представителей социальной элиты. Как и почему это произошло?

 

Дело было так. В древности большинство беларуских (то есть литвинских) шляхтичей записывались в документах единообразно: «Станислав Ян Михайлович» или «Ясь Франтишек Янович». Но когда шляхтич поднимался выше в аристократической лестнице и обзаводился значимым имением, то его название добавлялось к его ФИО с формой «-ский». Эти формы стали распространены среди шляхты ВКЛ с XV века. Беларуские шляхтичи ВКЛ, которые владели поместьями: Тяпина – Тяпинский, Острог – Острожский, Огинты – Огинский, Мир – Мирский, Достоева – Достоевский и т.д. По этой формуле в полном виде: был, например, «Станислав Ян Михайлович» - а стал «Станислав Ян Михайлович Пружанский».

 

В этой новой форме позиция бывшей фамилии «переходила» уже в позицию отчества. А поскольку такое происходило только с владельцами крупных имений, то было перенято в Московии как некий «атрибут к титулу князя или знатного боярина».

 

В самой Московии формы на «-ович» никогда не было и быть не могло, так как там коренным населением были не западные балты, а финны мордовской группы. Они учили славянский язык по церковным книгам, поэтому их «древнерусский» язык являлся фактически церковнославянским языком – это вымерший к началу славянизации Залесья киевскими князьями южнославянский солунский диалект IX-XI веков. Согласно нормам этого языка, который ныне эволюционировал в РФ в русский язык, отчество формировалось с формами «-ов» и «-ин». Например, в царском паспорте Сталина было написано: «Иосиф Виссарионов Джугашвили».

 

Именно по этой причине в царской России в чиновничьих росписях указывалось, что особы первых пяти классов должны писаться с отчеством на «-ич», лица шестых – восьмых классов – с отчеством на «-ов» и «-ин». То есть, форма на «-ович», совершенно чуждая для русского языка, воспринималась царизмом как АТРИБУТ ТИТУЛА.

 

Эта атрибутика строго соблюдалась. Московия переняла эту атрибутику у ВКЛ еще во времена Ивана Грозного – и никто там, конечно, не вдавался в детали о том, что у всех в ВКЛ фамилии на «-ович», а потому это не нечто «выдающееся» и «аристократическое». Существенно было только то, что в Московии ни у кого нет фамилий на «-ович» (а фамилию нашего печатника Яна Федоровича из Баранович переименовали во время его недолгой работы в Москве в «Ивана Федорова»). В эпоху Екатерины II царица любила даровать своим фаворитам и полководцам добавление к фамилии на «-ский» (-Таврический, -Дунайский), а это требовало и соблюдения «-ович» как атрибута высшего аристократизма. По этому поводу уже в сталинские времена, когда была реальна война с США, генералы шутили над Г.К. Жуковым: мол, в старину полководцам давали добавление к фамилии в честь места, где он одержал крупную победу, - сейчас начнется война с США, Жуков победит американцев в штате Колорадо – и станет называться Г.К. Жуков-Колорадский.

 

Большевики, придя к власти, нашли «несправедливым», что в царской России «вичились» только представители аристократии. Председатель ВЦИК Свердлов предложил «вичить» всех граждан РСФСР. С созданием СССР это ввели во всех республиках.

 

Поэтому вывод такой: до большевистского переворота отчеств на «-ович» НИКОГДА НЕ СУЩЕСТВОВАЛО. В ВКЛ-Беларуси это были фамилии, а в Московии-России – атрибут аристократического титула. До 1930-х годов сельское население РСФСР (а это 80% населения республики) не имело привычки обращаться к соплеменникам с отчеством на «-ич», говорили «Иван Семенов» или «Иван Семенин», а не «Иван Семенович». Причем, исконная форма сохранилась в русском языке для женщин – «Ульяна Семеновна», то есть без «вичинья». Уже это показывает искусственность этой формы на «-ич» для русского языка. А вот в Переписях войска ВКЛ звучало иначе (как фамилия, а не отчество): «Анна Семеновича» (иногда добавлялось «вдова»), что еще раз доказывает, что никаких отчеств в ВКЛ не было, а были фамилии.

 

Не использовали в общении отчества на «-ич» и народы других республик СССР, когда говорили между собой на своем национальном языке. В том числе и беларусы. Никаких отчеств на «-ович» никогда не знали и не знают сегодня беларусы Белосточчины.

 

Одним словом – это изобретение СССР, введенное в 1920-1940-е годы. Поэтому если историк видит в древней летописи какое-нибудь «Станислав Михайлович Пружанский», то «Михайлович» - это не отчество, а часть фамилии, так как полностью ФИО этого человека звучало «Станислав Ян Михайлович Пружанский». Только в царской России у высшей аристократии это стало как бы «отчеством» со времен Ивана Грозного – а на деле было ЧАСТЬЮ ТИТУЛА, так как тот же Иван Грозный то разрешал боярину «вичиться», то, разгневавшись, лишал его этого права.

 

Когда Свердлов стал водить это «право вичиться» для всех граждан РСФСР, то уперся в огромную проблему. Будучи частью аристократического титула, это «право» в Московии-России не распространялось на женщин, поэтому в русском языке просто не было формы для «вичинья» женщин. Такую форму пытались придумывать для паспортов народов Кавказа и Средней Азии – так как там и сама форма на «-ич» для мужчин была равно чуждой. Но вот заставить русских вместо «Ульяна Ивановна» говорить «Ульяна Ивановичья» - казалось трудным, да и, видимо, ненужным, поскольку такой формы не было у царской аристократии. Такая форма к тому же нарушала все нормы русского языка. Впрочем, Свердлов, будучи евреем, в этих нормах мало разбирался. Он вместо великодержавного «великоросс» ввел новое название «русский» - хотя в русском языке ни один этнос не имеет в качестве названия прилагательное, только существительные: грузин, армянин, немец, поляк и т.д.

 

Все эти нововведения (отчества всем на «-ич», название «русский», хотя «беларус», а не по этой логике «белорусский», и «грузин», а не «грузинский») делались когортой еврейских революционеров Троцкого-Ленина наспех, без всяких консультаций с учеными. Сегодня же мы эти большевистские реалии воспринимаем как якобы «исторические». Писатели, создатели фильмов и мультфильмов, сказок, даже многие историки награждают простой люд «Древней Руси» отчествами на «-ич», когда на самом деле форма на «-ович» была только в ВКЛ-Беларуси и в Пскове и Новгороде как ареале кривичей – западных балтов, и являлась у кривичей ФАМИЛИЕЙ, а не отчеством. В Московии у населения такой формы не было и в принципе быть не могло.

 

Авторы фильмов в жанре фэнтези, которые не имеют никакого отношения к настоящей истории (от снятых при Сталине фантастических фильмов «Александр Невский» и «Иван Грозный» - до таких же фантастических новоделов «Тарас Бульба» и «Александр. Невская битва»), - везде в слова героев вставляют выдуманное Свердловым самоназвание «русский». До Свердлова были нормальные языковые формы: «русин», а с XIX века историки царской России возвернули к жизни слово «русич». Форму явно нашего западнобалтского языка, которая была присуща периоду славянизации западных балтов; слово «москвич» в русском языке появилось тоже на рубеже XVIII-XIX веков, до этого в документах Москвы и ВКЛ использовалось «москвитин» или «москвитянин» (не путать с «московитами» - население уже страны Московии). Однако герои этих псевдоисторических фильмов себя этнически идентифицируют не как «русины», «русичи» или «великороссы» периода позднего царизма, а как «русские» товарища Свердлова.

 

В Руси житель имел свое самоназвание – русин. Как в Литве – литвин. Но везде у всех создателей фильмов вместо исторически правильного «воевать с русинами»  - ноу-хау Свердлова «воевать с русскими», вместо «мы русины» - «мы русские».

 

И как обязательный спутник этого изобретения Свердлова (этническое название «русский») – идет бок о бок его второе изобретение: отчество на «-ович». Древние герои (причем, простолюдины) целого цикла советских фильмов-сказок имеют непременно отчество на «-ович». Какой-нибудь Иван-дурачок себя называет на вопрос представителей царской власти царя Гороха: Иван Васильевич я с такой-то фамилией. То есть, как ФИО из советского паспорта.

 

Когда на уровне даже детских сказок нам в головы с детства вбиваются представления о том, что реалии, выдуманные большевиками, якобы существовали в глубокой старине, - не удивительно, что эти ложные представления о нашей истории стали частью массового сознания. И овладели даже умами историков. Ибо они тоже были детьми в СССР.

 

РАЗДАЧА ФАМИЛИЙ НАСЕЛЕНИЮ

 

Первая всеобщая перепись населения на территории нынешней Беларуси была проведена, согласно с постановлением Виленского сейма, в 1507 году. По фамилиям наша литвинская-беларуская шляхта переписала и себя, и всех своих крестьян. Под фамилиями тогда понималось не нечто, передаваемое по наследству, а у шляхты, мещан и горожан – производное от имени отца, у простого люда – или это, или прозвище.

 

Наследование фамилии стало реалией позже. Трудно судить о том, являлись ли фамилии документов ВКЛ XVI века уже наследуемыми (как это постепенно вводилось в Западной и Центральной Европе той эпохи). Но факт в том, что основой наследуемых фамилий литвинов (беларусов) стали их производные от имен отцов ненаследуемые фамилии (в нынешнем понимании отчества) – на каком-то этапе. Точно так было везде в Европейской Цивилизации.

 

В какой-то момент эти «фамилии-отчества» (как в Переписях войска ВКЛ и других актах XVI века) были наконец зафиксированы – как, например, в Дании в 1526 году, когда  король приказал всем датским дворянам обзавестись фамилиями.

 

С этого рубежа «фиксирования» то, что до этого являлось фамилией, но по сути было отчеством, теперь навсегда закрепляется и передается по наследству: если ранее был в списках Переписи войска ВКЛ шляхтич «Стась Стефанович», потом его сын «Мартин Стасевич», а затем уже его сын «Ян Мартинович» - то теперь все иначе. Отныне весь этот шляхетский род обретает фамилию «Мартинович» от «зафиксированного» отца-шляхтича. И теперь появляются уже настоящие отчества при фиксированной фамилии «Мартинович» - «Казимир Ян Мартинович», потом «Франтишек Казимир Мартинович» и т.д.

 

Когда произошла эта «фиксация» фамилий наших предков в ВКЛ-Беларуси? Увы, этот вопрос не изучал ни один историк. В царской России и затем в СССР/БССР такие исследования были просто запрещены как «сепаратистские». Судя по всему, эта «фиксация» фамилий произошла в ВКЛ в XVI веке; видимо – во второй его половине, при создании Союзного Государства с Польшей – Речи Посполитой в 1569 году.

 

До разделов Речи Посполитой абсолютное большинство беларусов (тогда литвинов) имело фамилии на «-ович»/«-евич». Когда наша страна ВКЛ была захвачена Россией и та стала тут устранять абсолютно все атрибуты нашей государственности, Екатерина II распорядилась переписать наше население и дать ему российские фамилии. Переписи населения Речи Посполитой (Польши и ВКЛ) были оккупантами отвергнуты.

 

Прежде всего Екатерина «разобралась» с нашими евреями. Евреев с территории нынешней Беларуси и Западной Украины она посчитала «славянскими евреями» и распорядилась давать им славянские фамилии (Портной, Резник и т.п.), а евреев Самогитии, Латвии и Пруссии называла «прусскими евреями», им давались фамилии германского языка. При этой переписи многие евреи впервые получили фамилии на «-ский». Как писал советский исследователь истории фамилий Успенский, писари спрашивали жителя местечка: «Кто и откуда?». Тот отвечал: «Залесский» или «Березовский». Так и записывали, так и возник целый класс еврейских фамилий на «-ский». А другой класс еврейских фамилий на «-ович» (типа Абрамович) был сформирован еще в рамках ВКЛ и Речи Посполитой по нашим языковым нормам, эти еврейские фамилии намного древнее, чем на «-ский». Наконец, фамилии на «-ман», «-штерн» и иные с немецкой фактурой показывают, что их предки жили в Прибалтике: им в это же время давала фамилию Екатерина II.

 

При первом разделе Речи Посполитой были розданы новые фамилии литвинам-беларусам, жителям ныне Витебской, Могилевской, Гомельской областей. Эти фамилии были на российский манер, а сама процедура раздачи фамилий имела характер этнического геноцида.

 

Беларуский филолог Янка Станкевич (1891-1976, в 1926 получил степень доктора славянской филологии и истории в Карловом университете в Праге) в №4 журнала «Беларускi Сьцяг» (август-сентябрь 1922 года) и в работе «Отечество у беларусов» провел анализ беларуских фамилий. Он писал:

 

«Фамилии с окончаниями на -ов, -ев, -ин встречаются у Беларусов на востоке и юге Витебщины, на востоке Могилевщины, достаточно часты в Смоленщине и в беларуских частях других губерний (Псковской, Тверской и др.). Кое-где могут встречаться и на западе Беларуси. Возникает вопрос, как эти фамилии, характерные для Москалей и Болгар, могли появиться у Беларусов.

 

Прежде нужно обратить внимание на то, что эти беларуские земли долгое время (около 145 лет, а некоторые 300-400 лет) были под московской властью. И что, будучи под Московщиной, они управлялись не автономно, а с московского центра. Уже в древние времена московской власти в этих беларуских землях Московцы, не уважая особенностей беларуского народа, не уважали и особые беларуские фамилии, переиначивая их на свои привычные с окончаниями на -ов, -ев, -ин.

 

Интересно, что когда наш книгопечатник Федорович приехал в Москву, то его назвали там «Федоров». Как переиначена фамилия Федорович в Москве, так переиначивалась масса иных беларуских фамилий на беларуских землях, зависимых от Московщины. Поэтому Беларусы этих земель имели одновременно по две фамилии – одну свою, другую – какую знала власть. То есть, «звались» по одной, а «писались» по другой фамилии. Со временем, однако, эти последние письменные фамилии взяли верх. Так Боресевичи стали Борисовы, Трофимовичи – Трофимовы и т.д. Но там, где со старой родной фамилией была связана семейная традиция, ее сохраняли, и эти национальные беларуские фамилии сохранились даже до сего дня в самых удаленных уголках этнической территории Беларусов.

 

…Не стоит удивляться, что Московцы омосковили часть беларуских фамилий, когда даже таким далеким для Московцев по языку (не по крови) народам, как Чуваши и Казанские Татары, они омосковили все фамилии. …Чуваши, недавно принявшие православную веру, имеют все фамилии московские из-за того, что крестились массами и чаще почему-то давали имя Василий или Максим – так теперь большинство Чувашей имеют фамилии Васильев или Максимов.

 

…С расширением украинского движения украинские фамилии на -енко обрели себе право гражданства у российского начальства, а в том числе и у беларуских царских волостных писарей, которые также стали их считать «правильными» (вслед за московскими фамилиями). Эти писари, меняя одни беларуские фамилии на московские с -ов, -ев, -ин, одновременно другие меняли на -ко, смотря к чему «было ближе». Так из сына Цярэшкi, Цярэшчанка (Цярэшчанок або Цярэшчонак) стал Терещенко; со Зьмiтронак – Зьмiтрэнко (или еще «правильнее» - Дмитриенко), с Жаўток – Желтко. Все фамилии Беларусов на -ко переиначены с беларуских фамилий на -онак, -енак.

 

…Подытоживая все, сказанное о фамилиях на -ов, -ев, -ин, следует сказать кратко – эти фамилии стали: 1) результатом переделки или замены московскими писарями и начальниками беларуских фамилий; 2) некоторые Беларусы в последнее время сами их переиначивали на модные московские; 3) они могли отчасти появиться в беларуской среде – под московским влиянием.

 

Фамилии эти все новые и не являются характерными для Беларусов. Этих фамилий у Беларусов 15-20%. Фамилии на -ов, -ев, -ин являются национальными для Болгар и Москалей. Примерно столько же, сколько у Беларусов, есть этих фамилий и у Украинцев, где они имеют тот же характер, что и у нас».

 

Янка Станкевич дает такую градацию беларуских фамилий:

 

1. Самые древние (и самые массовые, 35%) – на «-ич». Это первые фамилии беларусов, они созданы еще по нормам грамматики западнобалтского языка, в большинстве – на основе западнобалтских имен и слов.

 

2. Менее древние – дворянские на «-ский». Однако часть фамилий на «-ский» введена царскими писарями в XIX веке.

 

3. Еще менее древние – на «-онок»/«-енок». С ними также – на «-еня», «-чык», «-ик», «-ук», «-юк».

 

4. Все фамилии беларусов на «-ко» - это переделанные в XIX веке царскими писарями беларуские фамилии на «-онок»/«-енок».

 

5. И, наконец, самые юные – это фамилии на «-ов», «-ев», «-ин». Эти фамилии не беларуские, а иностранные («Болгар и Москалей»).

 

В связи с этим возникает вопрос: с какой стати Избирком РБ, Министерство связи, ЗАГС и прочие государственные органы в своих образцах формуляров всегда пишут «Иван Иванович Иванов»? У беларусов нет болгарского имени «Иван», его наш аналог – Ян. И самые массовые фамилии беларусов не на «-ов» (таких у нас мизер!), а на «-ович». В общем, тут налицо неуважение к беларускому народу. Оправдать это «наследием советских норм» никак нельзя, так как и в БССР тоже не было никаких «Ивановых», фамилии у нас были такие же, как сегодня и как сто лет назад. Поэтому это просто колониальное чванство.

 

ФАМИЛИИ И ИСТОРИЯ ПРЕДКОВ

 

Наши фамилии – это артефакты, которые для почти всех беларусов являются единственным, что у них сохранилось от живших века назад предков. Порой сами по себе фамилии могут многое рассказать. Янка Станкевич писал:

 

«Такие фамилии, как Петрович, Демидович, Вайцюлевич и т.д. показывают, что основатели этих родов были уже христиане, а такие, как Ахматович - что их основатели были мусульмане, т.к. Ахмат имя мусульманское. Такие же фамилии беларуских мусульман, как Родкевич, означают фамилии не только с беларуским окончанием, но и с беларуским корнем (основанием), и показывают, что основатели этих родов были Беларусы, которые сами, или их потомки, приняли ислам. Не все Родкевичи мусульмане, часть их, как, например, те, что живут в Менске, католической веры».

 

Фамилии, производные от атрибутики Магдебургии (лава, рада и названий городских должностей эпохи ВКЛ), показывают, что основатели этих родов жили в средневековых городах ВКЛ-Беларуси с Магдебургским правом (а таковыми были почти все города). Одним из источников фамилий являлись прозвища по профессии – как, например, фамилия Франтишека Скорины, предок которого был кожевенным мастером в Полоцке. Древнейшей «профессиональной» фамилией является Попович.

 

Иногда по фамилии беларуса можно примерно установить, где в ВКЛ-Беларуси проживали его предки. Например, Янка Станкевич замечал:

 

«Когда фамилии на -ич, -вич означают род, то фамилии на -онок, -енок (Юлюченок, Лизаченок, Арцеменок), -чик, -ик (Мартиненок, Алексейчик, Иванчик, Язепчик, Авгунчик, Мирончик, Сяменик), -ук, -юк (Кухарчик, Михалюк, Аляксюк, Василюк) – означают сына (сына Язепа или сына Явгения), а фамилия на -еня (Василеня) вообще ребенка (ребенка Василя). Фамилии на -онок, -енок, -еня, -чык, -ик – характерные беларуские и общенародные у Беларусов, хоть и не такие старые, как на -ич и -вич. Фамилии на -онок есть только у Беларусов. Беларуским фамилиям на -онок, -енок соответствуют у Украинцев фамилии на -енко (Черкасенко, Демиденко), и в шведском и английском языках фамилии на -son (сын), а фамилии на -еня соответствуют грузинским с окончаниями на -швили (Ремашвили).

 

Фамилии на -онок, -енок, -еня, -чык, -ик, -ук, -юк в Беларуси составляют 25-35%, значит, приблизительно столько, как на -ич и -вич. Фамилии на -онок, -енок более распространены в Виленщине, еще более в Витебщине, менее в Могилевщине и западной части Менщины. Есть они и по всей Беларуси. Фамилии на -чик, -ик разбросаны по всей Беларуси. На -еня, -ук, -юк – более на Гродненщине».

 

Сегодня у беларусов – вместе с возрождением Независимой Беларуси – появился интерес и к своей истории, и к истории своего рода. Многие пытаются отыскать упоминания о своих предках в архивах, но – вот общая проблема! – таким розыскам часто мешает то обстоятельство, что наши фамилии за последние два века подвергались правкам и изменениям.

 

Вначале наши фамилии (которые в Речи Посполитой сохраняли древние формы ВКЛ) правились царскими писарями после раздела Речи Посполитой. Второй раз в Западной Беларуси их правили уже поляки в 1920-е годы, переделывая их на польский манер (при этом поляки провели у нас перепись населения). А третий раз аналогичная правка была осуществлена со всеми жителями Западной Беларуси в 1939 году – когда для выдачи им советских паспортов их фамилии переводили с польского языка на русский с огромными новыми искажениями.

 

Сегодня многие беларусы хотят проследить историю своей фамилии на века назад. Но это порой сделать очень сложно из-за того, что само написание фамилии неоднократно менялось, особенно у родичей, живших в западной половине нашей страны во «второй Речи Посполитой». Фамилии были переведены на польский, а с польского потом безграмотно на русский в 1939. Чем были разрушены даже близкородственные связи: братья и сестры в СССР получили фамилии с разным написанием. Типичный пример из многих – путаница с передачей звука «у», который по правилам польской грамматики передавался как «о» с надстрочным значком. Как рассказывают наши читатели, советские писари в 1939 году писали у одной сестры в фамилии правильно «у», а у другой – неправильно «о», невежественно воспроизводя письменное польское «о» с надстрочным значком (что по-польски звучало как «у», а не как «о»). Из-за этого родные сестры обретали в СССР разные фамилии. Мало того, советские писари при переводе с польского на русский записывали их с «з» после «д» - хотя у их ближайших родственников в Восточной Беларуси (довоенной БССР) фамилии были записаны в паспорте по-русски без «з» после «д». И так далее.

 

Было два варианта регистрации фамилий в 1939 году. В первом невежественные писари органов НКВД, абсолютно не зная польского языка, на свой вкус и по мере своей сомнительной образованности проводили транслитерацию на русский язык записей фамилий из польских документов. Во втором жителям предлагалось самим назвать звучание своей фамилии, и писарь, сверившись примерно с польским написанием, записывал на слух то, что ему произносили. Фактически никто из западных беларусов не знал тогда русского языка – и по этой причине никто не мог проверить правильность записи своей фамилии: верно ли услышал писарь НКВД и верно ли передал услышанные звуки русскими буквами. При этом все это делалось наспех, абы как. Не столько из-за небрежности, сколько из-за презрения к «туземцам». Советские оккупационные власти видели в западных беларусах не людей и не личности, а новых бесправных рабов тоталитарного режима. Зачем особо мудрить с правильной передачей написания фамилии, если целые слои «освобожденного» общества Западной Беларуси прямиком отправлялись в ГУЛАГ и были уже заведомо обречены кануть в Лету? Мертвым фамилии не нужны. Как и колхозным рабам. Это нормальному человеку нужна непрерывность своего рода-фамилии, а для СССР требовалось противоположное: некое перекати-поле без своих корней, которое легко сдувать в нужном направлении потоком идеологического ветра.

 

В итоге этой небрежности или умысла закреплялись в советских паспортах самые разные формы одной и той же фамилии.

 

Например, у моих родственников в Западной Беларуси после перевода советскими писарями в 1939 году оказалось в паспортах четыре (!) новых формы написания фамилии по-русски – все, подчеркиваю, разные у членов одной семьи, и все формы – «клоны» одной и той же фамилии. Поэтому следует помнить, что иные наши сегодняшние фамилии – совсем юные, с 1939 года: они являются искажениями наших настоящих древних фамилий.

 

Это усложняет в Беларуси поиски любой родословной. Но все равно каждый человек обязан интересоваться происхождением своей фамилии и своего рода. Потому что, не зная своего рода и своих предков, человек не знает и того предназначения Бога, которое даровано его роду. Именно роду, а не кому-то отдельному – так как все мы лишь временные тут, а вот род идет из невообразимой древности, и каждый новый представитель рода – очередной его росток, его новая плоть и кровь, его новый «аватар». Открывая для себя что-то новое о своих предках – мы этим открываем новое в познании самих себя.